ryba_barrakuda: (Default)
Дорогой премьер-министер, в ту неделю некий мистер
Протащил на форум клИстир. По научному - клистИр.
Был поступок этот низок, дальше прилагаем список
Всех, кому он эту клизму, извиняемся, вкатил.
Просим разобраться строго, ибо пострадавших много,
Жизнь родимого дурдома этот ирод подкосил.
Из-за злой его нападки мы теперь в большом упадке
Наших интеллектуальных, творческих и прочих сил.
Вон он, гад, шумит на сцене, говорит об Авиценне
Авиценна - не из наших. То ли дело Гиппократ!
Гиппократ в седьмой палате, зафиксирован к кровати,
С обостреньем в результате всех поклёпов и неправд.
Мы - ранимые созданья, нам обидно осознанье,
Что усилиям геройским нашим мир совсем не рад.
Душу точит омерзенье, возникает отчужденье,
Что за мелкие людишки, что за нравы, что за тон!
Даже буйный параноик, уж какой титан и стоик,
Но от этого скандала впал в отчаянье и он.
Вышел Будда из нирваны, Ихтиандр всплыл из ванны,
Выполз ежик из тумана с транспарантом: “Так держать!”
Наши чудо-девианты, шизофреники-атланты,
Коллективно отказались дальше небо подпирать.
Мог случиться катаклизм! Вот к чему ведет цинизм,
Тех, кому не колют трижды в сутки галоперидол!
Наболело, накопилось, очень просим, ваша милость,
Чтоб виновным обломилось: плеть на спину, в сердце - кол.
Извиняемся за почерк. Дата - прочерк. Подпись - прочерк.
А на обороте бланка - вскрытья чей-то протокол.

P.S. Все время казалось, что пишу пародию на пародию, потому что это абсурдное, идиотическое, извините, письмо не мог написать коллектив вменяемых, взрослых людей вменяемому взрослому человеку. Держитесь, коллеги из России. Я очень надеюсь, что все у вас наладится. Но каким чудом это случится, мне трудно представить, глядя на безумную чехарду и бестолковое, жадное, до подвывания, воровство, творящиеся в здравоохранении.
P.P.S. Это я так долго в отрыве от родного языка, или их письмо и впрямь такое безграмотное, как мне показалось?...
ryba_barrakuda: (Default)
Хм. Уважаемые доктора, это только у меня при просмотре роликов с предполагаемыми символами олимпиады в Сочи вернулся синдром третьего курса (когда начинаешь подмечать симптомы болезней у попутчиков в транспорте, прохожих и случайных соседей по очереди) в полный рост? Данные я черпала из промо-роликов с историей каждого персонажа, лежащих вот тут

Лучик и Снежинка. Навскидку и невооруженным глазом определяется тяжелый порок развития нижних конечностей - аподия (она же эктроподия, она же - отсутствие стоп). Симптом Грефе (белая полоска склеры между верхним веком и радужкой), указывающий на проблемы с щитовидной железой или повышенное внутричерепное давление. От ролика создалось впечатление, что оба ребенка страдают гидроцефалией, особенно мальчик. Но если подумать, то там все интереснее: можно предположить рахит (крупная голова, тщедушное, недоразвитое тело), а можно пойти дальше и заподозрить, например, синдром Моркио - редкий врожденный порок развития. За этот диагноз говорят: гипертелоризм (широко расставленные глаза), седловидный нос, гипотрофия (недоразвитость) туловища и конечностей. Можно было бы подумать и о врожденной краниометафизарной дисплазии (там тоже - разрастание костей черепа, седловидный нос, широко расставленные глаза), но Хаус бы нам на это возразил, что в таком случае у детей должны быть непропорционально длинные ноги, так что отметаем. Помимо симптомов врожденных пороков, у одного из детей наблюдается гипертермия, а у второго ребенка - гипотермия, и не говорите мне, что они с соответствующих планет: в большом промо-ролике с историей этих несчастных было четко показано, что оба малыша явно стремятся привести температуру тела к более комфортной. В общем, мучительное зрелище и нужен ряд анализов.

Альбом: Bric-a-Brac



Белый Медведь Полюс. Снова гидроцефалия, учитывая пропорции, нормальные для вида Ursus maritimus. Укороченная шея (в норме у белых медведей она длинная), что может говорить о генетическом заболевании. На него же, кстати, нам намекает и гиподактилия - недостаточное количество пальцев у пациента как на верхних так и на нижних лапах (в норме и там, и там должно быть по пяти). Снова симптом Грефе. Признаки паротита (воспаления слюнных желез) с обеих сторон (где вы видели у нормального белого медведя такие щеки?!). Синдром гиперактивности и тяжелая психологическая травма в анамнезе. Сходящееся косоглазие. Начать обследование рекомендовано с выяснения причин паротита (вплоть до биопсии слюнных желез) и сбора семейного анамнеза по генетическим заболеваниям.

Альбом: Bric-a-Brac


Дельфин Фил. Опять гидроцефалия (ну что ж ты будешь делать с этими болезными символами!) Патологический рост ресниц (у дельфинов в норме вообще ресниц нет!), атрезия (заращение) дыхательных отверстий. Синюшность кожных покровов неясного генеза. Ярко выраженный экзофтальм (особенно по сравнению с нормой для этого семейства). Ну, и либо наркотики, либо психические нарушения: рыба-то, пусть и млекопитающая, но - на лыжах (налицо так называемое расстройство схемы тела: хвост воспринимается как ноги), так что, вертись-не вертись, а обыскать дельфинариум на токсины придется.

Альбом: Bric-a-Brac


Снегирь Огонек. Тяжелое расстройство личности, потому что по окрасу он - синица, а ни разу не снегирь. Гипертрихоз (избыточный рост волос): во-первых, отчетливо видные в проморолике брови (у птицы!), во-вторых хохолок (у снегиря!). Возможно, Базедова болезнь (да, зоб у птиц норма, но вот опять эти глаза, этот симптом Грефе, да и зимой ему - цитирую - “жарища!”). В общем, анализ на тиреоидстимулирующие антитела и гормоны для этого пернатого - первейшее дело.

Альбом: Bric-a-Brac



Светик. Сходящееся косоглазие. Тяжелые врожденные пороки развития - синдактилия (сращение пальцев) и анотия (отсутствие ушных раковин). Необходимо генетическое обследование и сбор семейного анамнеза (что, видимо, будет довольно затруднительно).

Альбом: Bric-a-Brac


Медведь Потапыч. Этот персонаж вызвал у меня волнение еще на 2 минуте и 22 секунде проморолика о снегире (в самом начале поста есть ссылка, где его можно найти)- он там появляется в эпизодической роли, и судя по изображению, страдает тотальной алопецией (облысением) и паренхиматозной (о, этот желто-оранжевый оттенок!) желтухой. И как всегда, в том единственном случае, когда большие глаза с ясно видимыми склерами очень пригодились бы для определения истинности желтухи, нам эти самые глаза показали в виде двух условных точек. Но моя тревога была напрасна: не смотря на перегибы в промороликах, на большинстве других изображений медведь умеренно волосат и не так оранжев, сколько уже почти бур. Так что вычеркиваем все вышесказанное, из симптомов. И у нас на доске остаются гиподактилия (недосчет пальцев), как и у белого медведя (кстати, в связи с этим хорошо бы собрать семейный анамнез у обоих - вдруг они близкие родственники с редкой генетической болячкой), а также патологическая инсомния (бессонница) - ему по биологическим часам положена уже месяца два как спячке лежать, а он по лесу шляется. Поэтому начать обследование можно с ЭЭГ и с проверки берлоги на токсины.

Альбом: Bric-a-Brac


Леопард Все то же надоевшее сходящееся косоглазие. По форме верхней и нижней челюсти совершенно очевидно отсутствие зубов, или неправильно подобранный зубной протез - ярко выраженное западение губ при выдающемся вперед подбородке. И кстати, судя по окрасу, это не просто леопард, а снежный леопард, он же снежный барс, он же ирбис. А ирбис по имени - сюрприз! - Ирби, был символом Азиады, прошедшей в Казахстане в этом году.
Альбом: Bric-a-Brac


Зайка. Почти без патологии в сравнении с остальными коллегами по палате. Наблюдается только врожденная “человечья губа” (по аналогии с заячьей у человека) - отсутствие расщепления верхней губы, естественного для представителя семейства Leporidae. Это делает рот зайки на картинках навязчиво неприкаянным и злобноватым. Рекомендовано оперативное лечение. Ну и заяц на дороге - не к добру в это даже Пушкин верил, так что олипийскому комитету бы подумать как следует...

Альбом: Bric-a-Brac


Вот и получается, что мгновенных медицинских и ветеринарных нареканий не вызывают только Дед Мороз и Матрешки (которые на самом-то деле кегли, чего уж там :)) Пожалуй, дизайнерам не повредило бы чаще почитывать Брема и медицинскую энциклопедию...
ryba_barrakuda: (ryba as is)
В последнее время совершенно невозможно разговаривать о трансплантологии, сами знаете почему. Так что для начала имеет смысл довести тему до абсурда (благо, это дело уже начал, например, [livejournal.com profile] dok_zlo со своей короткой, но прекрасной байкой о голове черного трансплантолога :), и тогда, если повезет, следующий пост о пересадке органов можно будет сделать серьезным. Пока же под катом - стёб, и ничего, кроме стёба.

Read more... )
ryba_barrakuda: (Default)
Буквально вся минувшая неделя у меня прошла под знаком разговоров о витаминах, писем о витаминах, вопросов о витаминах. Суммируя все эти разговоры, я как-то незаметно для себя написала пост, который, возможно, пригодится некоторым из вас. А возможно, вызовет дискуссию, что в было бы весьма интересно, потому что тема, и правда, спорная :)
Read more... )
ryba_barrakuda: (MICA)
Нынче пятница, и у меня ворох дел, которые - не надо быть Кассандрой, чтобы понимать это - не буду сегодня доделаны. Поэтому я с горя решила рассказать вам, из чего состоит любая научная работа, даже если она посвящена изучению влияния первой буквы фамилии человека на его способность выращивать кактусы в полярных условиях (привет, британские ученые:) Итак:

1) Вы придумываете теорию (на некоторых, особенно счастливых по этой части, теория сваливается сама, причем в самых неожиданных и неподходящих ситуациях), и она кажется вам гениальной и объясняющей устройство как минимум половины мира. Устройством второй половины, как вам кажется, вообще можно пренебречь. Да и не половина она - едва на четверть наскребется, было б о чем говорить.
2) Вы сидите некоторое время неподвижно и, ослепленный своей гениальностью, пялитесь в потолок.
3) Среди ночи вы просыпаетесь в холодном поту, с мыслью, что ваша гениальная идея, скорее всего, уже приходила кому-то в голову, и конечно, этот мелкий подлец уже успел ее опубликовать, просто вам не попадалась его статья, потому что библиотека вечно задерживает подписку на самые интересные издания. Поэтому вы в три часа утра вскакиваете с постели и проводите остаток ночи терзая гугл вопросами, формулируя их с разной степенью каверзности, чтобы быть уверенным, что ничего такого даже близко нет в сети. Разумеется, в параллельном окошке у вас открыты пабмед, медлайн и еще парочка необходимых ресурсов, но они мало помогают, потому что по абстрактам не все и не всегда понятно, а доступа с домашнего компа к коммерческим изданиям вроде, будь он проклят в своем великолепии, Nature, у вас нет. Кроме того, настроение здорово портится, когда выясняется, что статьи, полностью совпадающие по ключевым словам с вашим запросом, таки выходили. Но в Китае. И с китайского переведены только заголовки и собственно ключевые слова. Вы, ругая на чем свет стоит капиталистов, которые наживаются на бедных ученых, и коммунистов, которые думают, что делиться знаниями с остальным миром не обязательно, решаете, что пора поспать перед работой, и как раз в этот момент звонит будильник.
4) Вы делитесь мыслью с коллегами, кратко обрисовываете возможные перспективы и неизбежные открытия, связанные с вашей теорией, при этом стараясь не слишком акцентировать свою гениальность, чтобы не травмировать менее талантливых коллег - в конце концов, они в этом не виноваты.
5) К вашему удивлению, вместо восторженных аплодисментов, ваш рассказ встречают жалостливые и откровенно сочувствующие взгляды. Кроме того, вам приходится с негодованием отказываться от настойчивых предложений взять отпуск для "отдохнуть, привести нервы в порядок", ведь это совершенно некстати сейчас, когда вся лаборатория, благодаря вам, находится в шаге от Нобелевской премии. Поняв, что вокруг враги и сплошное глухое непонимание, вы разражаетесь пламенной речью, апеллируете к авторитетам, которые попали в непризнанные гении по неосторожности своих современников и стараетесь еще раз все объяснить рационально, но в конце все равно переходите на личности. Ваши коллеги сначала злятся, потом обещают подумать, что с вашей теорией и лично с вами можно сделать.
6) Через несколько дней к вам последовательно подходят все сотрудники лаборатории, чтобы изложить свои гипотезы, возникшие непосредственно из вашей, вопреки вашей и даже без учета вашей теории. Вы, твердо зная, что все они только что прошли мучительные пункты с первого по четвертый, смотрите на каждого сочувственно, и очень удивляетесь, когда они один за другим с негодованием отказываются взять отпуск для "отдохнуть, привести нервы в порядок" - в конце концов, вам же со стороны видней, что любому из них такой отпуск пошел бы на пользу, потому что большая часть, того что они там напридумывали кажется вам болезненным бредом.
7) К вам подходит ваш непосредственный начальник, и заявляет, что пора бы вам заняться делом, а то вот уже три дня вы то ли сам не свой, то ли головой ударились. Вы обещаете, что вот буквально сейчас и займетесь рутиной, и даже минут десять честно пытаетесь думать о насущном. Потом ловите себя на том, что насущным как-то незаметно стала ваша новая теория, а не каждодневный труд над другими проектами.
8) Вы организуете брейн-сторминг, в ходе которого сначала выясняется, что все ваши коллеги - отпетые поклонники Аристотеля: вы им, конечно, друг, но истина им, разумеется, дороже. Поэтому ваша теория перемалывается с такой скрупулезностью и таким ехидством, что даже под ложечкой начинает сосать. Поэтому вы предлагаете выпить кофе. К концу третьего литра (впрочем, тут смотря по количеству участников мероприятия, бывает и больше), вы понимаете, что вокруг - сплошные идиоты, а вы - самый безнадежный среди них, и, что куда прискорбнее, никто из присутствующих не разбирается хотя бы сносно в смежных специальностях, и никто почему-то не может из головы назвать ни плотность метана в сжиженном состоянии, ни точную продолжитьельность цветения росянки обыкновенной, а между тем, оба факта исключительно важны для существования вашей теории как таковой (вообще, надо заметить, современная наука, все больше нуждается в ученых-униварсалах, хорошо разбирающихся в нескольких областях, в то время как сами ученые проявляют тенденцию к узкой, но доскональной специализации. Это приводит к граду мелких открытий или даже не открытий, а наблюдений, установлению тонких и не всегда очевидных связей, которые то работают, а то не очень, но осложняет совершение прорывов к глобальному пониманию вещей). Все расходятся на поиски дополнительной информации и для обдумывания услышанного.
9) А вот теперь ключевой пункт, развилка, от которой во многом зависит, что ждет вашу идею - успешное развитие или бесславная гибель. Если спустя неделю раздумий и тонны перелопаченной информации, вы понимаете, что поторопились и погорячились, или, что хуже, начинаете скучать, значит, гейм овер, и придется пытать счастья в другое время в другом месте. Если же, не смотря на проделанную работу, литры кофе и бессонные ночи, вам все еще кажется, что теория должна работать, а каждый новый, добытый из литературы факт, только укрепляет вашу увереность, поздравляю вы переходите на следующий уровень игры.
10) Вы идете к своему непосредственному руководителю. Неубедительно соврав, что в последнее время только и делаете, что занимаетесь уже существующими проектами и реализацией уже полученных грантов, вы как бы невзначай, нарочито небрежно бросаете "Кстати, о грантах! Мне тут подумалось..." - и в нескольких предложениях излагаете свою теорию. Выслушиваете уже привычную рекомендацию съездить в отпуск для "отдохнуть, привести нервы в порядок" и твердо отказываетесь. Ждете месяц, чтобы услышать "Ну, попробуй, но не раньше, чем доделаешь то, другое и третье." Понимаете, что творилось в душе у Золушки, когда ей отказали в поездке на бал в связи с необходимостью разделить горох и просо. С изумлением осознаете: Пьеро или кто там виноват в злоключениях сироты, бессовестный враль, потому что Золушке совершенно точно не хотелось плакать, ей хотелось задушить мачеху. Но у вас нет феи в грантовом отделении, а ваш научный руководитель много лучше мачехи, просто работа у него нервная (мысленно отправляете шефа в отпуск для "отдохнуть, привести нервы в порядок"), поэтому вы не спешите душить шефа.
11) Вместо этого под шумок вы все-таки пишете заявку на грант. Через месяц она возвращается, потому что по запарке вы выполнили ее синими, а не черными чернилами. Отчаянно завидуете Золушке, переписываете заявку. Получаете ее назад, с объяснением, что они уже три года не прнимают заполненных от руки формуляров. Поскольку в прошлом году все было ровно наоборот, и вам вернули компьютерную заявку, у вас случается краткий когнитивный диссонанс, а потом - катарсис и озарение: в грантовом отделении сидят говорящие тыквы, и непонятно, когда прозвонят те часы, которые превратят их обратно в людей. Вы в третий раз заполняете заявку. Она не возвращается и вы три месяца ходите из угла в угол, надеясь, что все получится и все прокатит. Прокатывает. Вы так изумлены, что еще некоторое время расчесываете брови на затылке. Идиотская улыбка не сходит с вашего лица, и всем немедленно становится известна причина этой странности. Вас поздравляют. Но как-то сочувственно.
12) Следующие полтора года вы работаете как заведенный. На каждом шагу выясняется, что все сложнее, чем предполагалось и до вас, наконец, доходит, что все-таки надо было составить план экспериментов и продумать пути сбора информации.
13) Шеф начинает ненавязчиво интересоваться результатами. Зато появляются доказательства правильности теории. Но не всегда. И не все из них надежны. И вообще, обратная теория выглядит привлекательней.
14) Вы делаете предварительный доклад на какой-то научной тусовке и до утра пьете с представителями фирмы, поставляющей вам реагенты для вашего нового исследования. В конце вечера откровенно заявляете, что их реагенты - полная чепуха и не обладают даже половиной обещанной производителем чувствительности к интересующему вас показателю. Все заканчивается мирно только потому, что ваша печень устойчивей остальных пристутствующих на сабантуе печенок к алкоголю, и в момент вашего демарша бодрствуете, собственно, из всей компании, только вы, а представители фирмы уже давно спят лицом в тарталетки.
15) Однажды ночью вы просыпаетесь с четким и жутким ощущением, что все, чем вы занимаетесь последние два года - полная, абсолютная, совершенная, бесповоротная фигня. К тому же, чтобы ее закончить,у вас не хватит денег, потому что реагенты стоят в два раза дороже, чем предполагалось изначально. Вы сидите до утра неподвижно, и, ослепленный своей тупостью, пялитесь в потолок.
16) Утром переворачиваете все с ног на голову, и все вдруг работает, и таблицы результатов приобретают некоторую стройность. Но ненадолго. Потом таблицы вообще исчезают из компа, потому что кто-то добрый почистил диск. Находите альтруиста и долго смотрите ему в глаза. Возвращаетесь назад и закачиваете забэкапленную версию таблиц назад. Выясняете, что последний бэкап проводился месяц назад, а значит тридцать последних дней - псу под хвост. Радуетесь, что не полгода.
17) Шеф начинает навязчиво интересоваться результатами.
18) Вы делаете постер, он же стендовый доклад. Стараетесь, чтобы картинок было побольше, а текста поменьше. Очень жалеете, что ваша работа не про павлинов, потому что буквально вчера нашли шикарное изображение павлина в сети, и им можно было занять половину постера. Поскольку постер в тубусе крайне неудобен для переноса, вы обязательно теряете его в пути. Причем неважно, как далеко вам приходится его транспортировать: по дороге в конференц-зал вашего научного центра или в другое полушарие, вы все равно потеряете свой постер, смиритесь с этим фактом, и постарайтесь не умереть от инфаркта, пока будете его искать. А то что вы его рано или поздно найдете, можно утверждать без всяких сомнений, потому что нет более бесполезной вещи, и никто на него не позарится.
19) Звучит страшное и отвратительное слово "статья". Вам она, собственно, даром не сдалась, потому что вы свое любопытство уже удовлетворили и на вопрос, терзавший вас, ответили, и даже несколько следствий из подтвержденной теории вывели. Но в научном мире неопубликованный ответ на вопрос, ответом на вопрос не является. Вы с тоской вспоминаете, что в доковском файле с названием «Статья» вот уже третий год болтается одна-единственная фраза. Но не помните, какая. И где вы уложили файл, вы тоже не помните. Вы смотрите на свои результаты и обреченно звоните статистикам вашего научного центра, чтобы они помогли вам посчитать корреляции, вероятности и пару других любопытных параметров. Статистики предлагают вам встать в очередь на месяц тому вперед, потому что у них таких, как вы, фантазеров без статистической подковы, вагон и маленькая тележка. И все хотят коррелляций. Вы до утра терзаете гугл по вопросам статистики, и все считаете сами. Утром пересчитываете и получаете совсем другие цифры. Озверев, врываететсь к статистикам без предупреждения, застаете их врасплох за распитием чая, требуете посчитать все здесь и сейчас. Если не удается ворваться и застать, тихонько просачиваетесь, кладете на стол коробку конфет, обильно поливая ее слезами. Вам все считают за десять минут и вне очереди. Если повезет, то даже объяснят, что к чему.В процессе обяснения, вы с изумлением понимаете, что кое-какие ваши ночные экзерсисы со значениями р, чувствительностью и позитивным прогностическим показателям были таки удачны. И даже цифры кое-где сходятся.
20) Вы рассылаете написанную статью соавторам. Судя по быстроте ответа, ваши соавторы обладают навыками сверхскоростного чтения, судя по однообразию ответов ("Замечаний нет. Удачи") они не отличаются оригинальностью мышления, хотя вы знаете, что это не так.
21) Вы отправляете статью в выбранный журнал с импакт-фактором и временно утрачиваете способность пользоваться клавиатурой, потому что держите пальцы крестиком, хотя в обычной жизни, вроде бы не суеверны. Ходить тоже тяжеловато, потому что вы держите пальцы крестиком и на ногах тоже. Через пару месяцев приходит ответ от ревьюеров. Пять страниц замечаний, предложений и просто возни вас лицом по стене. Великой китайской стене, судя по ощущениям. При этом становится понятно, что половины ваших гениальных мыслей ревьюеры не уловили, а вторая половина не показалась им гениальной. И в этом ваша вина. И вы перелопачиваете всю статью так, что от первоначального варианта не остается почти ничего, зато ревьюеры получают семь страниц с указаниями всех правок. Вы мстительно жмете на кнопку Отправить, думая, что если они и на этот раз посоветуют что-то изменить, вы сожжете последний номер их журнала в знак протеста на центральной площади Города. К вашему удивлению, вам не приходят замечания, а приходит верстка, и однажды утром вы встречаете свою статью в пабмеде. Прочитав, понимаете, что в вашей теории все-таки что-то есть. Чертовски много чего-то. Самоуважение восстанавливается, поцарапанное самолюбие заживает, вы поите коллег шампанским, они поят шампанским вас.
22) Пункты с 17 по 19 могут повторяться неограниченное количество раз, и не всегда этот процесс завершается шампанским.
23) В какой-то момент вы понимаете, что жутко устали от этой дурацкой, в общем-то, очевидной и простенькой теории, и что вам даже уже не хочется каждые пятнадцать минут забивать свою фамилию в пабмедный поиск, чтобы полюбоваться результатом. Вместо этого вам хочется в отпуск для "отдохнуть, привести нервы в порядок". И вас, кажется, тошнит даже от того факта, что ваша теория оказалась верной...
24) Но тут вам в голову вдруг приходит мысль... Очень необычная мысль... И она кажется вам гениальной и объясняющей устройство как минимум половины мира. Устройством второй половины, как вам кажется, вообще можно пренебречь. Да и не половина она - едва на четверть наскребется, было б о чем говорить.
25) Вы сидите неподвижно и, ослепленный своей гениальностью, пялитесь в потолок, предвкушая грядущую работу.
ryba_barrakuda: (lab-life)
Общие замечания

Такой адронный, а совсем почти не страшный...

***
Зачем мне датчик? Я нутром нейтрино чую!

***
Ну кто опять в коллайдер сунул палец?!
Сломали замечательную вещь... :(

****
Кина не будет. Кончились протоны.

***
Найди рубильник, дерни: вдруг бабахнет?..

***
Дыра бооооольшая, всем в ней хватит места... :))

***
Один дурной протон - и день испорчен...

***
Ваш спин знаком мне, а вот с массой дело хуже...

***
С таким зарядом грех считаться кварком...



Рекламное
***
Включи коллайдер, сэкономь на яде...

***
Купившему фотон - бозон бесплатно.

***
Шесть кварков собери, пришли в конверте
И выиграй горящий тур в Стокгольм,
Чтобы от зависти весь мир научный вымер...

***
Зачем тебе коллайдер? Чтоб увидеть,
Как бегают протоны и смеются,
Достаточно и чудо-порошка...



Романтишное

Да подожди ты о любви! Давай о кварках!

***
Бозончик Хиггса... Как это гламурно!

***
Глюоны летом разведу на даче...

***
Мне снился Хиггс среди своих бозонов...


И серьезное наблюдение:

Ввиду того, что LHC похож на бублик,
Дыра от бублика теперь не эвфемизм... :))
ryba_barrakuda: (MICA)
Друзья, не обижайтесь и не очень расстраивайтесь, но удержаться я совершенно не в силах, поэтому продолжу светскую беседу о геноме.


Первый рассказ по теме можно найти здесь


А второй обнаружится здесь

Сегодня же мы непринужденно поковыряемся в истории, потом обратимся к методам науки-генетики и смежных специальностей, попробуем разобраться в одном ученом скандале, а также поговорим о преступниках, сбежавших отцах и немного разоблачим птиц.

Итак, человек стал заниматься прикладной генетикой еще когда и писать-читать толком не придумал, тотчас же после перехода к земледелию и скотоводству. Он об этом, конечно, не догадывался, и наверное, не очень бы понял, если бы его далекий потомок, примчавшийся на машине времени, чтобы лично присутствовать при выведении, например, нового сорта зерна, похлопал бы его по плечу и сказал: "Молодчина! Кавайные гибридки первого поколения у тебя получились, не смотря что сам ты замызганный и в шкурах. Так держать, и вообще, постарайся, мой тебе совет, закрепить доминантные признаки в потомках!" Однако это не мешало нашему пращуру выбирать самые крупные огурцы-помидоры-пшеничные колосья и бережно хранить их с осени до весны, чтобы посеять и в следующем году собрать урожай поприличнее, повкуснее и побогаче.

Read more... )

Ну, а напоследок вернемся к обычной ДНК и вопросам отцовства. Поскольку человек любопытен и неделикатен по природе своей, то найдя способы установления родства он немедленно принялся изучать с этой точки зрения всех, кто подворачивался под руку, особенно тех предствителей животного мира, которые были известны своей моногамией. И что же? Птицы попались. Выяснилось, что даже у тех видов птиц, что с виду пристойны и моногамны, во многих гнездах птенцы были не от законного партнера. Так что сторонники моногамии получают еще один повод гордиться собой - они переплюнули по нравственным нормам даже птиц, а сторонники свободного образа жизни получают еще один сомнительный аргумент в свое оправдание :))
ryba_barrakuda: (Default)
Друзья, у меня тут все еще работа, и бессонная ночь за плечами, что неизбежно влечет некоторое размягчение души и значительную разбродность ума. Поэтому крепитесь: ждет вас сегодня - не более и не менее - история про любовь, которая приключилась в том самом веселом автобусе почти два года назад.
Водителю Мареку было лет тридцать, и его застенчивость и скромность стали притчей во языцех, тем более, что как ни старался он быть незаметным, внимание на него обращали все равно - из-за огненно-рыжей шевелюры, которая пушистым шаром (да, да тонкие обильные кудри у него на голове стояли дыбом, как иглы на гамлетовском китоврасе) колыхалась за водительским стеклом, заставляя людей во встречных машинах невольно оборачиваться вслед ведомому им автобусу. Кстати, водил он великолепно: никто не умел так мягко тормозить и так спокойно обходить на повороте, казалось бы, более проворные легковушки, как это умел Марек. Он появлялся за рулем "нашего" маршрута довольно редко, и был совсем неразговорчив до того памятного дня, когда в закрывающиеся двери сто девяносто тройки влетела Габи - лаборантка из отделения микробиологии. Запыхавшаяся и вымокшая под дождем, она, прислонившись спиной к стеклу, отделяющему водительскую кабину от салона, стала обеими руками стряхивать воду с плаща. Как известно, прислоняться к этому стеклу нельзя под страхом изгнания из рая автобуса, ибо у водителей ваша спина, загораживающая обзор салона а также задний вид на дорогу вызывает, мягко говоря, очень сильное раздражение. Более бурную реакцию может вызвать разве что ваша же физиономия, загораживающая все то же самое.
И вот, Марек, задраивший двери и приготовившийся продолжить движение по вверенному ему маршруту, вдруг обнаружил, что в половине его хитроумных зеркал, маячит одна и та же спина в алых складках болоньи, по каковому поводу он немедленно выразил свое возмущение, но так тихо и деликатно, что Габи резко обернулась и спросила "А?".
Понимаю, не очень содержательно, и совсем не романтично, но с другой стороны, во-первых, вся романтика произрастает обычно из самого прозаического начала, а во-вторых, так оно и было на самом деле: Доктор К. - свидетель. Даже будучи подвергнут нашими лаборантками допросу с пристрастием, он настаивал, что Габи не заговорила вдруг цитатой из "Ромео и Джульетты", а ограничилась самым обыкновенным "А?".
Впрочем, этого оказалось достаточно, чтобы любовь - о боги, боги, она-то еще, оказывается, живее всех живых, и не утратила привычки выскакивать из-за угла - настигла их в ту же секунду и крепко приложила их трепетные души друг об друга. Оставшуюся часть пути, как рассказывал позже заинтригованный любопытным феноменом Доктор К, Марек проделал практически не глядя на дорогу.
Судя по всему, со стороны автобусного парка эта история вызвала ничуть не меньше сочувствия, понимания и покровительственной нежности, чем с нашей, потому что отныне Мареку каждый день уступали наш маршрут, причем именно тот, что останавливается у клиники ровно в пять. Каждый день в это время, нетерпеливо притопывая туфелькой, автобус на остановке поджидала Габи.
С нашей стороны нежность и сочувствие проявлялись так: все старательно кучковались на задней площадке и делали вид, что их страшно интересует вид из окон, беседа о погоде или, на худой конец, грязые разводы на полу. Кроме того, в автобусе резко повысилось количество увлеченно читающих людей, просто какая-то изба-читальня на выезде образовалась, причем ничто не могло заставить деликатных пассажиров оторвать взгляд от книги: протискивались на заднюю площадку и выходили с нее - тоже сосредоточенно читая.
Спереди оставались только непосвященные "случайные" люди, которые, впрочем, тоже через пару остановок начинали вдруг проявлять повышенный интерес к заоконному пейзажу, а то и вовсе, весело перемигиваясь с остальными, перебирались на заднюю площадку, чтобы уткнуться через плечо в чью-нибудь книгу. А счастливая пара, ничего не замечая, оставалась ворковать, он - вполоброта за рулем, она - что-то задумчиво чертя пальцем по белому облаку, остающемуся от ее дыхания на водительском стекле, к которому нельзя прислоняться.
Третий персонаж пасторали был тоже практически неизменен, хоть и несколько неожидан: пан Профессор Прохазка. Еще в самом начале романа, пан Профессор, наслышанный о происходящем, как-то раз вошел в тот самый автобус. Деликатность боролась в нем несколько секунд с застарелым артритом, который требовал немедленно сесть, и немного - с любопытством, а потом пан Профессор сел на самое переднее сиденье, и со словами: "Общайтесь, дети мои, я глухой!" - демонстративно вынул из уха слуховой аппарат.
Так что если в каждой истории любви должна фигурировать какая-нибудь птица, чтобы осенять крылами и все такое, то этим ребятам достался не дурацкий белый голубь, а старый мудрый глуховатый ворон, пусть и в странном человеческом обличае :)
Впрочем, пан Профессор Прохазка не был бы паном Профессором Прохазкой, если бы не обеспечил себе приток информации по интересующему его вопросу: дело в том, что устраивался он всегда так, что в водительском зеркале заднего вида благодаря мощным очкам, отлично видел лица обоих влюбленных, и легко читал по губам (все-таки не первый год глух наш профессор) все их разговоры, лишь в самые деликатыне моменты отворачиваясь к окну или прикрывая свои черепашьи глаза. Поэтому никто даже не удивился, когда в лабе раздался звонок, и профессор Прохазка сказал Доктору К растроганно подрагивающим голосом: "Мальчик мой, тут такое дело, я только что из автобуса, там Марек Габи предложение сделал, начинайте собирать деньги на серебряные ложки. Только не рассказывай никому, они решили не афишировать."
Надо ли говорить, что молодые были крайне изумлены, когда однажды утром в автобус ввалилась толпа с шарами, цветами и подарком. А уж как удивлялись утренние пассажиры...
Профессор Прохазка, кстати, стал крестным отцом первенца Габи и Марека, и, по слухам, он уже приследует едва научившееся ползать совершенно рыжее дитя, сказками из жизни своих любимых золотистых стафиллококков.
Ну вот, а теперь утерли растроганные, умильные слезы, и работать, работать, работать. С понедельником вас, с чертовым новым понедельником :)
ryba_barrakuda: (Default)
Не думала, признаться, что вернусь к рассказам и байкам о Докторе К. Но как говорится, не зарекайся, когда твой герой - счастливый обладатель мозга и шила. Так вот, устраивайтесь поудобнее, ибо я собираюсь поведать о партизанской войне Доктора К с микробиологами.
А началась эта война с того, что наши ближайшие соседи - микробиологи - повадились таскать у нас большие пятидесятимиллилитровые пластмассовые пробирки при полном попустительстве своего завотделением Доктора С, который, не смотря на аристократическое происхождение (серьезно, его прапрапра владели когда-то замком в центральной Чехии и от жен сбегали исключительно в крестовые походы), англофильство, корсарскую бородку и тонкую, чуть усталую улыбку, которая разит женщин наповал, деньги считать таки умеет. И еще лучше умеет их экономить за чужой счет. Хотя на самом деле, конечно, микробиологам было просто лень оформлять отдельный заказ на пробирки.
Доктор К очень быстро вычислил, куда исчезают ресурсы отделения иммуногенетики Read more... )
ryba_barrakuda: (MICA)
Друзья, должна признаться, что реакция, которую вызвали на просторах ЖЖ рассказы о моих коллегах и о научных буднях в нашем недокоролевстве, значительно превзошла мои ожидания :) Спасибо вам, лж-плюсу и твО2 :) Ну, и коль скоро все это интересно не только нескольким соратникам по науке, но и широкой общественности, выложу-ка я, пожалуй, тут еще одну штуку (точнее - крохотный отрывок из штуки), которая стала такой же неотъемлемой частью нашей иммуногенетической лаборатории, как и пипетки-клетки-микроскопы. И на этом тему лаборатории в моей жизни и в моем ЖЖ будем считать временно исчерпанной :)

Итак, вводная: согласно правилам безопасности и всеобщей стандартизации, к каждому, даже самому крошечному прибору в лаборатории, должен прилагаться техничский дневник. В дневнике каждая страница разбита на три графы: "Проблема", "Решение" и "Комментарий". То есть понятно, что, например, в случае возгорания прибора, метаться по лаборатории с криками "ПОЖАР!!!" недОлжно, а необходимо спокойно взять дневник и записать: "В Н часов Н минут наблюдалось неожиданное самовозгорание прибора Н" Потом, не теряя присутствия духа, дойти по коридору до противопожарного стенда, пинками прикатить оттуда гигантских размеров огнетушитель, потушить вверенный вам пожар, взять дневник и описать в главе "Решение" свою героическую борьбу с огнем. После чего в графе "Комментарии" каждый желающий может высказаться по поводу вашего героизма и оплакать затопленный из огнетушителя прибор, а техник, чинивший оставшийся от прибора металлолом - сказать свое веское слово на предмет "негодяи, доколе?!". И все бы ничего, но однажды в техническом дневнике возле робота-пипетора "Квикстеп" в разделе "Проблема" появилась следующая запись:


Не выспался. Сильно. Чувствую, что озвереваю.
Л.

Read more... )
ну и в том же духе еще страниц пятьдесят. Для квикстепа завели новый технический дневник, а эта тетрадь, исписанная десятком почерков, с иллюстрациями и схемами - потому что иногда там обсуждаются новые идеи, проекты, и как добраться до лучшей пивнушки в Городе, уже подходит к концу, и, кажется, будет заменена новой, ибо все в лабе уже привыкли, что "пойди-запиши-а-я-почитаю" стало универсальной формулой и ответом почти на все... :)
ryba_barrakuda: (Default)
Немногие знают, что бегает по одному из районов Праги веселый автобус. Точнее, про автобус-то знают, отчего же не знать, он ведь в расписании указан под сто девяносто третьим номером, но вот о том, что от станции метро Будейовицка до конечной своей остановки и в обратном направлении этот самый 193-й превращается в веселый, знает от силы сотня человек, плюс те редкие очумевшие пассажиры, которые однажды попадают в него случайно и больше стараются не попадать.
Маршрут этот заканчивается у грандиозного комплекса микробиологического института Академии Наук Чехии, а продолжается нашим институтом - экспериментальной и клинической медицины. В результате, до метро в нем едет куча-мала ученых-естественников, и почти каждая поездка превращается в трогательную смесь научной конференции и посиделок старинных знакомых. Не далее, как в пятницу мы с Доктором К. и Солнечным Л. ехали на сто девяносто тройке к метро. Выглядело это так.
Доктор К., вступив в автобус:
- Коллеги, добрый вечер, можете не вставать, я еще не настолько стар, чтобы уступать мне место. Я со скромным изяществом постою в уголке. Но напоминаю, у меня отличная память на лица.
(студенты - бакалавры и магистры - поднимаются с мест, а их в салоне человек шесть, и жестами приглашают нас сесть, докторанты и постдокторанты - их больше, чем студентов, потому что они все уже научились уходить с работы только после третьего пинка вахтера - улыбаются во весь рот).
Вредный голос из передней части салона:
- Самый старый тут я. И я уже с комфортом сижу, а ты мне до сих пор докторанта не вернул.
- И не верну, - невозмутимо отзывается Доктор К., взгромождаясь на сидение, как на трон, и приглашая нас с Л. последовать его примеру. - Он потерялся. Я его отправил в Голландию антителами заниматься, а он увлекся секвенированием микросателлитов, заметьте, даже не на шестой хромосоме. Вы воспитали предателя!
- Неправда! - возмущается вредный голос, - докторант Грушек просто очень увлекающийся человек, - однажды он у меня отпросился на три месяца в отпуск. Знаете зачем?
Автобус затаивает дыхание.
- Он увлекся квазарами! - торжествующе говорит голос из передней части салона, - и пока не перелопатил всю литературу о них, на векторы и трансфекты смотреть не мог - говорил, тошнит.
Насмешливый голос откуда-то из середины:
- Что, в его микроскопе случайно отразилось звезное небо, как в колодце?
- В ученом должно быть благородное безумие, - заявляет солнечный Л. - я, например, живописью увлекаюсь. Абстрактной.
- Я помню, - откликается скрипучий голос тоже откуда-то спереди. - Вы еще на гистологии таких уродов вместо клеток в тетради рисовали, что они мне снились по ночам, и только благородное сострадание к Вашим родителям помешало мне на экзамене поставить вам неуд.
- Профессор Прохазка! - радуется Л. - Я так давно вас не видел, как ваши дела?
- Скверно, - отзывается профессор Прохазка (строго говоря, Л. и сейчас его не видит - профессор совсем маленького роста, особенно когда сидит). - Нынешние студенты рисуют еще хуже Вас, а для того, чтобы выдавать свою бездарность за стиль им не хватает Вашего кругозора и Вашего нахальства.
- Зато у профессора статья новая вышла в Transplantation, - говорит счастливый девичий голос совсем рядом с нами.
- Новотная, не подлизывайтесь, - строго одергивает ее профессор Прохазка, - на завтрашней пересдаче это учтено не будет.
- Не трожь девочку, - это опять вредный голос спереди, - она у меня таких мышей с мукрвисцидозом вырастила - куда там этим слабакам из Геттингена. Если Грушек не вернется, и если ты ей завтра поставишь зачет, - я ее к себе возьму диплом писать.
(Раздается счастливый девичий вздох)
- Да бросьте вы о чепухе! - гудит бас из середины, - лучше вот что мне скажите: у меня больной, мы ему почку позавчера утром пересадили, антител нет и не было, иксэм чистый, ишемия минимальная - часа три, почему функция трансплантата отложенная?
Доктор К. прикрывает глаза:
Доктор Славик, у вашего больного на биопсии - клеточное отторжение, я только сегодня показывал студентам - хрестоматийный образец. Поправьте терапию и наберите мне, пожалуйста, пару пробирок крови, там у него очень любопытно популяции Т-лимфоцитов разделились.
- Спасибо. - басит нефролог, - А когда Бавария играет? Сегодня?
- Идите к черту со своим футболом, - напористый женский голос тотчас за нами, - Доктор К., почему до сих пор не сдан финансовый отчет за прошлый квартал? Почему Вы опять превысили расходы по грантам, и почему вас не бывает на рабочем месте, когда я пытаюсь до вас дозвониться?! Кстати, Доктор Славик, вас последние два пункта тоже касаются.
- Моя королева, - отзывается Доктор К., - разве Вас не предупреждали, что
любовь и наука не считают денег? А мое отсутствие - чистая случайность (ага, конечно, и это не Доктор К. сделал нам внушение, что тому, кто сдаст его пани Шульцовой - нашему главбуху, он лично отрежет все пуговицы на халате и рукава. Возможно даже с руками). - Поведение же Доктора Славика я считаю возмутительным. Хотите, вызову его на дуэль? В качестве оружия предлагаю пипетки.
- Кстати, о дуэлях. У меня вчера две крысы подрались, - печально говорит кто-то с задней площадки.
- Ну и что? - интересуется вредный голос спереди.
- Да ничего, только мы-то их выводили как крыс с пониженной агрессивностью.
- Не расстраивайся, - успокаивает другой печальный голос, - вот у меня контрольная группа кроликов сдохла. А все почему? Микробиологи думали, это свободные кролики и на них никто не работает, ну и накормили их. Из пробирки. - в голосе отчетливо слышны слезы.
- Это злобная инсинуация! - кричит кто-то одышливый, - Как представитель отделения микробиологии я отрицаю выдвинутое обвинение.
Голос главбуха:
- За кем числятся кролики, и как их будут списывать?
Чей-то обеспокоенный тенор:
- Да погодите вы списывать! Это не опасно для людей, то чем этих кроликов там накормили?
Происходит какое-то движение в двух частях салона - похоже, от того, кто говорил о кроликах и от микробиолога попытались отодвинуться соседи.
- Не опасно, - откликается ехидный голос, - микробиологам, слава богу, грант на изучение Эболы в прошлом году не дали, и они по-прежнему занимаются возбудителями кишечных инфекций у младенцев. Так что в крайнем случае весь институт пронесет. Как младенцев.
- Ну и что? Это тоже очень важная тема, - возмущается микробиолог. - Мы и до Эболы доберемся!
- Главное, чтобы Эбола не добралась до вас, - парирует ехидный голос.
- А знаете, я вот тут еду и думаю, - мечтательно говорит кто-то, если взять макрофаги и инкубировать их сначала с эпителиальными клетками, а потом на мембране. Потом быстренько супернатант в тризоле растворить, заморозить...
- Эй, уступите кто-нибудь место девушке с макрофагами, - басит Доктор Славик, - это ж у нее бред уже! Совсем загоняли человека! И в автобусе о работе думает.
- Никакой не бред! - возмущается профессор Прохазка.- Девушка, к сожалению не узнаю вас по голосу, вы ко мне зайдите завтра утром, обсудим подробности эксперимента, очень хорошая мысль! А Вы, коллега, если не заметили, то мы тут все немного того...гм...о работе бредим, пользуясь Вашей терминологией.
- Да ладно вам, - смотрите какая интересная статья о язвенном колите, - раздается еще один голос сквозь громкий шелест страниц.
Оставшиеся пять минут автобус, затаив дыхание, слушает выдержки из статьи, изредка прерывая докладчика меткими замечаниями по делу. Простые пассажиры боязливо жмутся к дверям, глаза у них медленно лезут на лоб.
ryba_barrakuda: (lab-life)
Друзья мои, прежде чем я продолжу бренчать на лире, повествуя о генетике, скажу-ка я вот что: за последние пару недель меня лавинообразно френдили очень разные люди, и было их много, и я им за это признательна. Но хочется честно предупредить вас, вновьпришедших, что пишу я относительно редко и не всегда по делу, что Доктор К. живой человек, а я - ни разу не биограф, и значит, в следующий раз расскажу о нем не скоро, что многие мои посты не несут и намека на юмор, а иные не несут даже намека на смысл, что взаимно я френжу редко и комментариев френдам пишу мало. Ergo, подумайте, прежде чем оставлять барракуду во френд-ленте.

А теперь, когда совесть моя чиста, как банный лист, продолжаем начатый здесь разговор. Сегодня нас ждет волнующее повествование о строении гена, хоррор о мутациях и прочих изменениях генома, ну и одно маленькое разоблачение, после которого вы окончательно убедитесь, что человек - ходячее недоразумение.

Read more... )


И не смотря на то, что все так грустно, у нас есть один повод для надежды и один повод для гордости. Повод для надежды состоит в том, что мы очень мало знаем о геноме, и велика вероятность, что какая-то часть генов считается сейчас бесполезной или молчащей только потому, что мы просто еще не научились разглядеть их функцию (впрочем, это не отменяет того факта, что генетических паразитов в генах у нас куда больше, чем собственного генетического материала). Повод же для гордости состоит в том, что человек все-таки научился использовать эти паразитические, эгоистичные штуки в своих целях. Запомните хорошенько три вышележащих абзаца, а я вам через пару постов расскажу, что к чему :)

UPD. Я весьма признательна ЖЖ-юзерам [livejournal.com profile] nature_wonder и [livejournal.com profile] inner_trip, по замечаниям которых в изначальный текст было внесено несколько существенных изменений. Надеюсь, что и впредь коллеги по цеху будут приглядывать за моим шаловливым пером и не дадут мне пропустить что-то важное и интересное или увлечься упрощениями в ущерб излагаемому материалу :)
ryba_barrakuda: (MICA)
Меж тем, френды мои, мне изрядно поднадоело общаться с людьми, которым фраза: "Отсеквенируй второй экзон и посмотри, нет ли там снипов, потому что ни эльфой ни ССП ты эту амбигвиту не раскусишь..." ясна как три копейки. А хочется удивленных взглядов и вообще делиться прекрасным, я ведь не только лабораторная крыса, но и слегка кот-баюн. Поэтому всем тем, кому любопытно, что там у них внутри и что стоит за ГЕНиальными мыслями и отлаженной работой желудочно-кишечного тракта, с этого самого поста я стану без лишних изысков рассказывать о геноме - информационной основе жизни на нашей благословенной планете. Разумеется, пристальнее всего предполагается присмотреться к геному человека, но поскольку этика и моральные соображения делают хомо сапиенса для самого себя крайне неудобным объектом исследований, не обойдены будут вниманием ни счастливица мушка-дрозофилла, ни мыши лабораторные обыкновенные, ни прочие организмы, честно страдающие для науки, о существовании которой они даже не подозревают.

Пробежавшись по базовым положениям собственно генетики и ее истории, предполагается взглянуть на генетическую подоплеку таких явлений, как жизнь, смерть, эмоции, память, половые различия, болезни, здоровье и многое другое. Если генетическая составляющая чего бы то ни было интересует вас особенно сильно, бросайте заявки под этим постом, я постараюсь разведать, покопалась ли уже наука в интересующей вас проблеме, топчется ли перед ней в нерешительности, или в упор ее не видит.

Пока же пойдемте ab initio - от определений, понятий и фактов, которые надо знать всякому уважающему себя ДНК-based организму.
Те из моих френдов, кто имеет непосредственное отношение к медицине или участвовал в олимпиаде по биологии за девятый класс, эту часть вполне могут пропустить.

Read more... )

Вот на этой оптимистической и всепримиряющей ноте я, пожалуй, закончу вводно-ознакомительный раздел. Остальные понятия, правила генетики и исключения из них будем осваивать по мере необходимости :)
ryba_barrakuda: (lab-life)
Доктор К. (Кафка с его депрессивной философией тут совершенно ни при чем, в этом вы сейчас убедитесь), так вот, Доктор К. – фигура в нашем богоспасаемом заведении легендарная. По целому ряду причин, первейшая из которых – полное несоответствие между образом, связанным в сознании всякого чеха с понятием Доктор, и собственно, Доктором К. Дело в том, что чехи – народ довольно консервативный, особенно в том, что касается амплуа и паттернов человеческого поведения. Так, всякий доктор должен быть серьезен, смотреть строго, ходить степенно, говорить неспешно. Быть серьезной девой или дамой в очках тоже можно, но уже немного подозрительно. Это плата за то уважение, которое немедленно появляется в голосе собеседника, когда он узнает, что вы – МУДр – так сокращается здесь еще со средневековья титул MD. И до тех пор, пока вы остаетесь со своим визави на Вы, вас будут называть не иначе, как пан Доктор (опционально - пани Докторка), равно как будут указывать титул в любом документе, даже не имеющем ни малейшего отношения к врачебной деятельности (ну, например, на водительских правах или в налоговой декларации или на пропуске в бассейн). Но дело не в этом, а в том, что Доктор К. – легенда.
Он худ, высок, растрепан, раздолбаист и гиперадекватен. Он терпеть не может большую часть человечества, а к остальной части относится снисходительно. Его обожают больные и медсестры, и глухо ненавидит руководство. На все это Доктору К. решительно плевать.
И поскольку было бы жаль не рассказать миру об этом человеке, здесь - много букв, сложенных в несколько историй о Докторе К., которые медленно, но верно превращаются в легенды...

Read more... )
ryba_barrakuda: (lab-life)
Вот уже Н времени моя жизнь в лаборке кипит и бурлит под девизом "Если вдруг оказалось, что в ближайшие десять минут тебе нечего делать, значит ты просто о чем-то забыла..."
Л., сосредоточенный и мрачный, скользит из помещения в помещение. Его карманы полны конфет - он молча подходит к наиболее, по его мнению, печальным, оставляет перед каждым конфету и уходит. К кофейному перерыву у всех скапливается пестрых бумажек по карманам, ибо все печальны, а Л. щедр, и за кофе начинается игра в фантики - помните, когда нужно стучать ладошкой по обертке, пока она не перевернется. Перевернулась - твоя.
Л. выиграл у всех ворох фантиков и удалился к себе в кабинет страшно довольный. Теперь среди напряженной работы кто-нибудь нет-нет, да поднимет голову и скажет, разминая шею:"А все-таки, зачем ему столько фантиков, а?".
Чешский мальчик-программер, двенадцать часов кряду приводивший в чувство новехонький компьютер, на котором неудачно совместились чехоговорящие окна с узкоспециальной англонаписанной программой, вдруг распрямляется резким движением и со словами на чистейшем русском: "Ну вот, водка!" нажимает format disk. Он же двумя часами ранее учит меня, что рассчитывать надо всегда на самое худшее, потому что потом ничего, кроме радости от того, что получилось лучше, чем могло, испытывать не придется.
По поводу той же заковыристой, все перепортившей нам программы, мы ведем долгие переговоры с герром Вольфгангом, неподражаемым исполнителем оперных арий и очень смешливым человеком. Он - дома, где-то под Веной, уже полночь, и по идее, он вовсе не обязан развлекать меня разговорами о погоде и работе. Тем не менее, Вольфганг непринужденно болтает и даже пытается что-то напевать - чтобы поддержать мой порядком истрепанный противостоянием с упрямой машиной боевой дух. Одновременно он с пулеметной скоростью стучит по клавишам и вскоре присылает написанную программистами в ЛА за десять минут, буквально на коленке, заплатку, которая немедленно вылечивает машину от всех ее тягостных сомнений и лингвистических несварений. Вольфганг разражается на том конце мефистофельским хохотом: "Ну что ж, я отменяю резервацию авиабилета до Праги на завтрашний день. Слава нам всем, сегодня сны мои будут беззаботны." "Могли бы и приехать, - ворчу я, - Тони завтра устраивает вечеринку. Будут пиво, ёлка и иммуногенетики." Молчание, два щелчка на том конце провода: "Я вернул все как было. Надеюсь, приглашение прозвучало не потому, что Вы рассчитываете получить от меня рождественский подарок?" "Подарок Вы мне уже сделали - он весил три килобайта." Герр Вольфганг снова смеется: "Проследите, пожалуйста, чтобы Л. не опоздал к моему рейсу, а Тони не выпил все пиво и не сломал ёлку до моего приезда."
Потом в ящик падает письмо: "Летим над Атлантикой. Вы еще не ухайдокали наш КвикСтеп? Нет? Странно... А пора бы. Кстати, над Атлантикой исключительно красивое небо, рекомендую."- это еще один Человек-из-дружественной-фирмы, ироничный, всезнающий Бедрих.
Ввиду того, что мне, наперекор всем планам, грозит Рождество здесь, а не там, где предполагалось, коллеги утешают меня приглашениями. География самая разнообразная - от деревеньки у немецкой границы до Старомнестской площади. За одну ночь побывать под семью рождественскими ёлками - несомненно, захватывающее приключение. И если после этого кто-то скажет мне, что чехи - закрытый, негостеприимный и настороженный народ, я с легкой совестью брошу в сказавшего камень. И не один :)
ryba_barrakuda: (MICA)
не скрою, это приятно, когда вам говорят: "Милая, вот тебе NNN тысяч, можешь в ближайшие дни потратить их на свое усмотрение. Выбирай, что тебе по душе, не стесняйся..." И даже не очень важно, что фразу эту вы слышите от своего научного руководителя, и касается она заказа реагентов и тест-систем на грант :)
P.S. нет в мире совершенства: грантом придется делиться с солнечным Л.
UPD фантастика. сначала казалось, что потратить сумму целиком нереально. Теперь уже не хватает. Поим с Л. друг друга корвалолом, ссоримся, миримся и вычеркиваем, вычеркиваем...
ryba_barrakuda: (MICA)
Аллилуйя. International Journal of Immunogenetics. Коллеги выразились в смысле:"От кого другого требовали бы шампанского, но ты, так и быть, можешь отделаться лимонадом."
Завели в лаборатории блокнот с разноцветными листками для записей, и у меня теперь все как у больших художников - белый период, голубой период, красный... к тому же, это компенсирует рассеянность: приблизительно датировать записи можно основываясь на цвете бумаги :)
Вчера утром небо пахло снегом, но метель случилась только сегодня.
Снился какой-то город, и в нем крохотная, тёмная лавка, в которой чего только не понапихано, долго бродила между полок, проснулась с фразой на губах: "Дайте, пожалуйста, карту звездного неба и карту миграции желтых гусениц."
ryba_barrakuda: (MICA)
У солнечного Л. приключилась экзистенциальная колика. Это случается редко, но уж если, то всерьез. В такие моменты он бросает свои ДНКовые гели на произвол судьбы, приходит к нам, садится на стол и начинает размышлять о жизни.
И единственный способ отвлечь Л. от вселенской скорби и вечных вопросов - немедленно привлечь его к работе. На свою голову предложила ему поиграть с новым набором реагентов для теста тканевой совместимости - сдали друг другу по пробирке крови и через полтора часа выяснили, что совместимы. Это значит, что в случае чего, мне есть у кого почку подзанять. Но еще это значит, что и Л. мои почки-сердце-печень могут пригодиться, поэтому он мгновенно оживился: "Значит так, с сегодняшнего дня ты питаешься по расписанию и исключительно здоровой пищей. Надеюсь, ты бегаешь не только по утрам, но и по вечерам? Минералочкой не увлекаешься? Так, не куришь и не пьешь, это хорошо..." И замолчал. Ибо мне не оставалось ничего другого, как подойти, вынуть у него из рук стаканчик с растворимым кофе и простукать его почки на предмет положительного симптома Пастернацкого.
ryba_barrakuda: (MICA)
В продолжение этого и этого новый набор цитат из лабораторных будней

- У Шекспира был один-единственный недостаток - он ни черта не смыслил в иммуногенетике...

***
- Слушайте, это возмутительно, опять кончились перчатки!
- Не расстраивайся. Ну не расстраивайся. Давай, я тебе свои варежки одолжу... Теплые!

***
- Ты можешь хоть полчаса в день не думать о еде?
- Если постараться, наверное, могу... Но зачем?!!

***
- ПризнАюсь в страшном: я чихнул на гель.

***
- По-моему, кактус мутировал. Мне показалось, вчера, во время дежурства, я слышал в лаборке чавканье.
*в ответ - здоровый смех*
- Смейтесь, смейтесь, но по одному в лабораторию лучше не ходите... и цветы раствором этидия больше не поливайте.

***
- Слушайте, я тут про Габсбургов читаю. Хотите, расскажу?
- С точки зрения генетики?
*печально*
- С точки зрения исторической несправедливости.

***
- Я объявил войну микробиологам!
- *иронично* И Англии?
- *твердо* Нет. Англии нет. Потому что, во-первых, Англия далеко, а во-вторых, ни один англичанин не крал у меня пастерки и эпендорфки.

***
- Это не наша пипетка. Я ее в первый раз вижу. Забирай.
- Да ваша, ваша, просто не инвентаризованная, поэтому от любопытных глаз спрятана.
-О! То-то я смотрю, вроде бы пипетка не наша, а мной подписана. Давай-давай ее сюда, нечего на чужое руки разевать.

***
- Видите ли Александра, вчера мне подбросили...
- Анонимку?
- Нет, просто чужую работу. И я ее сделал. Чем до сих пор изумлен.

***
- А давайте гадать по ДНК. Представляете, индивидуальный гороскоп на основании генома! Из ЭФИ нас за такие дела, конечно, попрут, но хоть денег заработаем...

***
- Фи, ну кто такие эти анестезиологи? Они не знают, как делается анализ на кальцитонин, они громко смеются в столовой, и, что самое ужасное, они меряют в миллилитрах! Это так неизящно. То ли дело микролитры и нанограммы.

***
- Да наплюй ты на эту работу. Сначала, сделай, а потом - наплюй.
ryba_barrakuda: (MICA)
Здесь должен был быть пост. Вместо этого кто-то умер.

Profile

ryba_barrakuda: (Default)
ryba_barrakuda

December 2015

S M T W T F S
  1234 5
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 29th, 2017 09:08 am
Powered by Dreamwidth Studios