ryba_barrakuda: (fingertips)
Не знаю, кто тут как относится к пару дней назад случившемуся торжеству двойной Х хромосомы, но в связи с ним захотелось мне рассказать вам еще одну историю о любви и о давно знакомом вам Докторе К.

Дело было прошлой зимой. Стояли холода, по всей Златобашенной мело и вьюжило, а над красными крышами с утра до вечера дымили трубы каминов и котельных, выпуская в морозное небо густые белые облака. Погода, конечно, живописная и всячески литературная, но для жизни, на мой личный взгляд, плохо пригодная. Большинство коллег были того же мнения. Все-таки нелегко, когда ты привык бултыхаться сутками напролет в лабораторном фильтрованном воздухе неизменной комфортной температуры и чистоты, и вдруг сталкиваешься с необходимостью время от времени нырять в снежную тьму, стучать зубами, плясать в ожидании автобуса и покупать на последние деньги дополнительную пару варежек. Словом, страдали. Но речь совсем не о том.

Read more... )
ryba_barrakuda: (Default)
Пожалуй, расскажу-ка я вам про будни доноров. Но не органных доноров, потому что их будни к моменту расставания с органом, как правило, увы, подошли к концу, а о донорах тромбоцитов у которых как раз наоборот, все жизненные показатели должны быть в норме, а настроение - хорошо бы выше плинтуса.

Вкратце процедура донорства выглядит так: вы приходите в отделение переливания крови, где озвучиваете свое желание причинять добро и делиться тромбоцитами. В ответ на это получаете одобрительное бормотание и листок с парой десятков весьма личных вопросов. Честно отвечаете на них, время от времени хмыкая, иногда - краснея и периодически сверяясь со словарем редких заболеваний, которых у вас быть не должно. Затем у вас берут сколько-то крови - пробирки четыре, не больше, и отпускают с миром на неизвестный срок.

А потом однажды вам звонят, и просят приехать поскорее. Желательно, вот прямо сейчас. И вы приезжаете, и снова проходите краткий осмотр и получаете ту самую анкету, в которой теперь уже ни одно длинносочиненное многофамильное название хворобы не вызовет у вас удивления. После этого вам (в качестве поощрения, как рыбка смышленому дельфину) достается стакан, шипящий и плюющийся растворимой таблеткой кальция с мерзким вкусом синтетических апельсинов.

Далее вы попадаете в зал отбора крови - большое, прохладное (чтобы в обмороки не падали) помещение, в котором по кругу стоят пять больших полулежачих кресел. Рядом с каждым креслом - аппарат для трансфузий и сепарации элементов крови. Когда вы окажетесь в кресле, медсестра бережно погрузит в вашу вену вооот такенную иглу, и сообщит аппарату-сепаратору, сколько в вас живого веса, сколько бодрого роста и сколько яду на вашем языке и сколько из вас надо вытащить кровяных пластинок. А также - не нужно ли из вас еще и плазмы нацедить - для скорбных не духом, но системой свертываемости крови. В ладонь вам вложат резиновый мячик - сжимать и разжимать, когда надо ускорить венозный кровоток.

А после вы с чистой совестью принимаетесь скучать, потому что один цикл работы аппарата - пятнадцать-двадцать минут выкачивания и центрифугирования крови плюс десять минут возвращения. И так - шесть-семь циклов. Но это присказка, а сказка будет впереди.
Только не сказка, а повесть о том, как оно было пятницу назад.

дальше - длинно )
ryba_barrakuda: (Default)
Третьим в палате пана Брады и пана Шимуньки стал пан Берг. До операции с ним не случилось никакой истории, и вообще, он был человеком тихим, грустным и очень растрепанным. Родных у него не было, по крайней мере, его никто не навещал, и перед операцией он большую часть времени проводил либо за чтением книг в палате, либо на прогулочной площадке перед больницей, куда выпускают всех, кто способен самостоятельно выползти из здания и откуда вечерами можно наблюдать фантастические закаты.

Read more... )

Вот такие вот истории. Троица по-прежнему здесь: им осталось еще несколько дней до выписки. Перед отъездом решено устроить соревнования колясочников по скоростной езде. Когда и где - пока держат в секрете, чтобы не вмешалась администрация или зануды, но известно, что знакомый вам Доктор К. предлагает использовать для этой цели наш с микробиологами длиннющий коридор, в обмен требуя, чтобы его на его любимом именном стуле на колесиках тоже допустили к соревнованиям. Обещает не претендовать на главный приз, не расколоться перед начальством и не подрезать на поворотах других участников заезда.
ryba_barrakuda: (Default)
У меня тут снова поднакопилось рассказов. Правда, на этот раз не о докторах и научных сотрудниках, а о нескольких пациентах :))
Их называют "троe на колесах". Read more... )
А про третьего персонажа этой истории и про приключения всей троицы на колесах я расскажу вам в следующем посте, потому что у меня за окном - роскошный дождь и вообще-то через несколько часов пора на работу :))
ryba_barrakuda: (Default)
Не так давно, пару месяцев назад, случился у нас небольшой иммуногенетический конгресс, причем очень удачно случился - в Праге. Ехать никуда не надо, билеты покупать, чемоданы собирать, спонсоров искать - все эти сложности оказываются вне поля зрения. О регистрации со скидкой и то беспокоиться не пришлось, потому что конгресс устраивала дружественная нам лаборатория, и в списки гостей мы были внесены еще до того, как осказалась составлена окончательная программа мероприятия. Словом, все здорово: приходи и слушай, насыщайся новым, опровергай старое, наливайся по самые уши кофе, рассматривая постеры с цветными картинками и без зазрения совести пропуская те, на которых текст занимает более пятидесяти процентов пространства, ну или на худой конец дремли в углу аудитории, надеясь, что все доклады сами собой запишутся на подкорку.
Read more... ) Кстати, танцы тоже были.
ryba_barrakuda: (Default)
Собственно, пока все нормальные люди сегодня начинали день с планерок и трудов праведных, мы вчетвером - Доктор К, Солнечный Л, докторант В и я, возвращали долг чести. А именно - заполняли анкеты для штатного психолога. Read more... )
ryba_barrakuda: (Default)
Пришел Солнечный Л, взгромоздился, как обычно, на стол и заявил:
- Я многое понял.
- Даже не знаю, как на это реагировать, Л. Возьми что ли, вон там, в углу, печеньку,- бормочу я, пытаясь не выронить из головы результат подсчета клеток, а из рук - пипетку, пробирку и банку с краской. Л идет в угол и вытягивает из-за фирменных каталогов тайную коробку с печеньем (тайную, потому что предполагается, что Доктор К о ней не знает).
- Видишь ли, сегодня утром я смотрел телевизор.
- Новая напасть! В прошлый раз ты пол-утра смотрел в работающую стиральную машинку, а потом еще полдня делился впечатлениями. Ей-богу, лучше бы ты отдавал предпочтение снам. И полезнее, и на электричестве экономия. Мне вот сегодня показывали хроники апокалипсиса, очень, знаешь ли, вдохновляет на ударный труд после пробуждения. Начинаешь как-то острее чувствовать мир.
- Я - жаворонок. К тому же, почти не вижу снов. - нетерпеливо объясняет Л. - Но главное не это. Я понял, почему боюсь людей.
На поверхностный взгляд, Солнечный Л - улыбчивый, легкий и открытый человек. И я вряд ли догадывалась бы, как трудно дается Л общение с людьми, если бы не знала о нем того, что знаю о себе.
- Так, а вот это интересно. Рассказывай.
- Там была педиатр. Ну не совсем педиатр, а детский психолог. То есть не психолог, а психиатр.
- С самого начала было ясно, что у всех присутствующих один пункт приписки и один специалист - психиатр, - вставляю я две ядовитые копейки, - Дальше.
- Так вот, оказывается, что виновата детская травма. А если конкретнее, то необходимость ходить в ясли. О, я помню этот день, мой первый день в яслях! Я проплакал до самого вечера. - глаза Л, кажется, наполняются слезами, он снова лезет в угол за каталоги, достает одну печеньку, потом, секунду подумав, выгребает еще четыре, со вздохом прячет коробку и возвращается на стол. - Сколько же мне было?... - задумчиво смотрит он в потолок, а потом тянется к телефону. Спустя минуту, он уже бормочет:
- Привет, мама. Да, все хорошо, да поел, да, тепло. И одет тепло. И в лаборатории тепло. Да, и бабушке привет. Я тут спросить хотел...
- Два! Два с половиной года мне было, когда я попал в ясли! - объявляет Л, положив трубку, - И с тех пор я травмирован.
- Ну и что? Мне, например, было год и три, когда я пошла в садик.
Л косится на меня недоверчиво, ему не хочется конкуренции.
- А ты где плакала? - ревниво интересуется он.
- Кажется, все больше у батареи.
- Ну вот, понятно, что тебе не так сильно досталось, как мне, - торжествует Л, - потому что я все время плакал под умывальником! За шиворот мне текла холодная вода, вокруг была плесень. - Л сам ужасается тому, что рассказывает, - Вероятно мне было холодно, и конечно голодно, потому что когда плачешь так горестно, как плакал я, начинаешь икать, а когда икаешь, есть совершенно невозможно, каша вываливается изо рта.
Я представляю икающего Л, изгвазданного в каше, и меня разбирают жалость и смех.
На смех является Доктор К. Он пару секунд подозрительно смотрит на нас, потом видит крошки на халате Л, бросается в угол, и, выхватив из-за каталогов тайную коробку, принимается пересчитывать печенье.
Мы изумленно переглядываемся с Л, и в глазах друг друга читаем один и тот же вопрос: как долго Доктор пасется на нашем тайнике?..
- Л, ты - подлец! - заявляет Доктор К по результатам пересчитывания.
Л не очень уверенно пытается сопротивляться:
- Мне можно! У меня детская травма.
- Тогда ты - травмированный подлец! - вносит коррективы в первоначальное заявление Доктор К. - Ну ладно, ты съел полкоробки печенья, это я еще готов простить, но выбрать все коричное, и оставить эти дурацкие сахарные рогалики!!! В первый раз вижу такую низость.
- Доктор, он и правда травмирован. Яслями и холодной водой, - становлюсь я на защиту Солнечного Л.
- Ну и что? - Доктор К, прихватив коробку, садится рядом с нами и принимается жевать сахарный рогалик. Взгляд Доктора затуманивается воспоминаниями, - вот я помню, пережил такую жуткую психологическую травму, что вам двоим и не снилось. Тоже, кстати, в детском саду дело было. Там я впервые повстречал, - Доктор К делает эффектную паузу,- зразы со шпинатом!
И видя наши недоуменные лица, поясняет:
- Ну представьте, в два года все кристалльно ясно, белое - белое, черное - черное, а котлета - это котлета. И тут вдруг я кусаю мясо, - Доктор драматично взмахивает рукой, - а там - шпинат!!! Так я впервые столкнулся с неизведанным и непонятным. Таинственным и необъяснимым. И прорыдал до вечера, потому что никто не мог мне толком объяснить, как шпинат попадает в самую середину котлеты. Думаю, именно это обусловило мою любовь к науке в более зрелом возрасте, - несколько неожидано резюмировал Доктор и покинул нас, забрав последний рогалик.
ryba_barrakuda: (Default)
Знаете, мне фантастически везет с людьми. Особенно мне повезло с коллегами, с которыми вообще, что ни день, то праздник. Но сегодня даже мое восторженное красноречие отказывается мне служить, потому что... ну просто потому что.
История такова. По причине проблем с получением визы, я надвигающееся Рождество встречаю одна в златобашенном Городе. Да, дежурства, да, пять дней тишины. Елки не будет. Правда, есть трафареты и много-много баллончиков с краской, но этого я вам не говорила :) Мои коллеги поочередно пригласили меня к себе провести Сочельник. Очень настойчиво, надо сказать пригласили. Но во-первых, Рождество - праздник сугубо семейный, а во-вторых, мне свойственны приступы застенчивости и задумчивости в незнакомых компаниях, и коллеги об этом знают. Поэтому, взяв с меня слово, что я позвоню любому из них в любое время, если мне вдруг станет одиноко на Рождество, они на этом не успокоились. И вот сегодня, придя на работу, я нашла у компьютера полный пакет подарков. На открытке, привязанной к пакету, левой рукой старательно выведено "Od Ježíška" (помните, я рассказывала, что подарки здесь разносит не Дед Мороз, а младенец Иисус, по-чешски - Ежишек). Никто не признается, ни чья была идея, ни кто поучаствовал в ее реализации, все как один тыкают пальцами в потолок и смеются: "Ježíšek!"
ryba_barrakuda: (MICA)
Нынче пятница, и у меня ворох дел, которые - не надо быть Кассандрой, чтобы понимать это - не буду сегодня доделаны. Поэтому я с горя решила рассказать вам, из чего состоит любая научная работа, даже если она посвящена изучению влияния первой буквы фамилии человека на его способность выращивать кактусы в полярных условиях (привет, британские ученые:) Итак:

1) Вы придумываете теорию (на некоторых, особенно счастливых по этой части, теория сваливается сама, причем в самых неожиданных и неподходящих ситуациях), и она кажется вам гениальной и объясняющей устройство как минимум половины мира. Устройством второй половины, как вам кажется, вообще можно пренебречь. Да и не половина она - едва на четверть наскребется, было б о чем говорить.
2) Вы сидите некоторое время неподвижно и, ослепленный своей гениальностью, пялитесь в потолок.
3) Среди ночи вы просыпаетесь в холодном поту, с мыслью, что ваша гениальная идея, скорее всего, уже приходила кому-то в голову, и конечно, этот мелкий подлец уже успел ее опубликовать, просто вам не попадалась его статья, потому что библиотека вечно задерживает подписку на самые интересные издания. Поэтому вы в три часа утра вскакиваете с постели и проводите остаток ночи терзая гугл вопросами, формулируя их с разной степенью каверзности, чтобы быть уверенным, что ничего такого даже близко нет в сети. Разумеется, в параллельном окошке у вас открыты пабмед, медлайн и еще парочка необходимых ресурсов, но они мало помогают, потому что по абстрактам не все и не всегда понятно, а доступа с домашнего компа к коммерческим изданиям вроде, будь он проклят в своем великолепии, Nature, у вас нет. Кроме того, настроение здорово портится, когда выясняется, что статьи, полностью совпадающие по ключевым словам с вашим запросом, таки выходили. Но в Китае. И с китайского переведены только заголовки и собственно ключевые слова. Вы, ругая на чем свет стоит капиталистов, которые наживаются на бедных ученых, и коммунистов, которые думают, что делиться знаниями с остальным миром не обязательно, решаете, что пора поспать перед работой, и как раз в этот момент звонит будильник.
4) Вы делитесь мыслью с коллегами, кратко обрисовываете возможные перспективы и неизбежные открытия, связанные с вашей теорией, при этом стараясь не слишком акцентировать свою гениальность, чтобы не травмировать менее талантливых коллег - в конце концов, они в этом не виноваты.
5) К вашему удивлению, вместо восторженных аплодисментов, ваш рассказ встречают жалостливые и откровенно сочувствующие взгляды. Кроме того, вам приходится с негодованием отказываться от настойчивых предложений взять отпуск для "отдохнуть, привести нервы в порядок", ведь это совершенно некстати сейчас, когда вся лаборатория, благодаря вам, находится в шаге от Нобелевской премии. Поняв, что вокруг враги и сплошное глухое непонимание, вы разражаетесь пламенной речью, апеллируете к авторитетам, которые попали в непризнанные гении по неосторожности своих современников и стараетесь еще раз все объяснить рационально, но в конце все равно переходите на личности. Ваши коллеги сначала злятся, потом обещают подумать, что с вашей теорией и лично с вами можно сделать.
6) Через несколько дней к вам последовательно подходят все сотрудники лаборатории, чтобы изложить свои гипотезы, возникшие непосредственно из вашей, вопреки вашей и даже без учета вашей теории. Вы, твердо зная, что все они только что прошли мучительные пункты с первого по четвертый, смотрите на каждого сочувственно, и очень удивляетесь, когда они один за другим с негодованием отказываются взять отпуск для "отдохнуть, привести нервы в порядок" - в конце концов, вам же со стороны видней, что любому из них такой отпуск пошел бы на пользу, потому что большая часть, того что они там напридумывали кажется вам болезненным бредом.
7) К вам подходит ваш непосредственный начальник, и заявляет, что пора бы вам заняться делом, а то вот уже три дня вы то ли сам не свой, то ли головой ударились. Вы обещаете, что вот буквально сейчас и займетесь рутиной, и даже минут десять честно пытаетесь думать о насущном. Потом ловите себя на том, что насущным как-то незаметно стала ваша новая теория, а не каждодневный труд над другими проектами.
8) Вы организуете брейн-сторминг, в ходе которого сначала выясняется, что все ваши коллеги - отпетые поклонники Аристотеля: вы им, конечно, друг, но истина им, разумеется, дороже. Поэтому ваша теория перемалывается с такой скрупулезностью и таким ехидством, что даже под ложечкой начинает сосать. Поэтому вы предлагаете выпить кофе. К концу третьего литра (впрочем, тут смотря по количеству участников мероприятия, бывает и больше), вы понимаете, что вокруг - сплошные идиоты, а вы - самый безнадежный среди них, и, что куда прискорбнее, никто из присутствующих не разбирается хотя бы сносно в смежных специальностях, и никто почему-то не может из головы назвать ни плотность метана в сжиженном состоянии, ни точную продолжитьельность цветения росянки обыкновенной, а между тем, оба факта исключительно важны для существования вашей теории как таковой (вообще, надо заметить, современная наука, все больше нуждается в ученых-униварсалах, хорошо разбирающихся в нескольких областях, в то время как сами ученые проявляют тенденцию к узкой, но доскональной специализации. Это приводит к граду мелких открытий или даже не открытий, а наблюдений, установлению тонких и не всегда очевидных связей, которые то работают, а то не очень, но осложняет совершение прорывов к глобальному пониманию вещей). Все расходятся на поиски дополнительной информации и для обдумывания услышанного.
9) А вот теперь ключевой пункт, развилка, от которой во многом зависит, что ждет вашу идею - успешное развитие или бесславная гибель. Если спустя неделю раздумий и тонны перелопаченной информации, вы понимаете, что поторопились и погорячились, или, что хуже, начинаете скучать, значит, гейм овер, и придется пытать счастья в другое время в другом месте. Если же, не смотря на проделанную работу, литры кофе и бессонные ночи, вам все еще кажется, что теория должна работать, а каждый новый, добытый из литературы факт, только укрепляет вашу увереность, поздравляю вы переходите на следующий уровень игры.
10) Вы идете к своему непосредственному руководителю. Неубедительно соврав, что в последнее время только и делаете, что занимаетесь уже существующими проектами и реализацией уже полученных грантов, вы как бы невзначай, нарочито небрежно бросаете "Кстати, о грантах! Мне тут подумалось..." - и в нескольких предложениях излагаете свою теорию. Выслушиваете уже привычную рекомендацию съездить в отпуск для "отдохнуть, привести нервы в порядок" и твердо отказываетесь. Ждете месяц, чтобы услышать "Ну, попробуй, но не раньше, чем доделаешь то, другое и третье." Понимаете, что творилось в душе у Золушки, когда ей отказали в поездке на бал в связи с необходимостью разделить горох и просо. С изумлением осознаете: Пьеро или кто там виноват в злоключениях сироты, бессовестный враль, потому что Золушке совершенно точно не хотелось плакать, ей хотелось задушить мачеху. Но у вас нет феи в грантовом отделении, а ваш научный руководитель много лучше мачехи, просто работа у него нервная (мысленно отправляете шефа в отпуск для "отдохнуть, привести нервы в порядок"), поэтому вы не спешите душить шефа.
11) Вместо этого под шумок вы все-таки пишете заявку на грант. Через месяц она возвращается, потому что по запарке вы выполнили ее синими, а не черными чернилами. Отчаянно завидуете Золушке, переписываете заявку. Получаете ее назад, с объяснением, что они уже три года не прнимают заполненных от руки формуляров. Поскольку в прошлом году все было ровно наоборот, и вам вернули компьютерную заявку, у вас случается краткий когнитивный диссонанс, а потом - катарсис и озарение: в грантовом отделении сидят говорящие тыквы, и непонятно, когда прозвонят те часы, которые превратят их обратно в людей. Вы в третий раз заполняете заявку. Она не возвращается и вы три месяца ходите из угла в угол, надеясь, что все получится и все прокатит. Прокатывает. Вы так изумлены, что еще некоторое время расчесываете брови на затылке. Идиотская улыбка не сходит с вашего лица, и всем немедленно становится известна причина этой странности. Вас поздравляют. Но как-то сочувственно.
12) Следующие полтора года вы работаете как заведенный. На каждом шагу выясняется, что все сложнее, чем предполагалось и до вас, наконец, доходит, что все-таки надо было составить план экспериментов и продумать пути сбора информации.
13) Шеф начинает ненавязчиво интересоваться результатами. Зато появляются доказательства правильности теории. Но не всегда. И не все из них надежны. И вообще, обратная теория выглядит привлекательней.
14) Вы делаете предварительный доклад на какой-то научной тусовке и до утра пьете с представителями фирмы, поставляющей вам реагенты для вашего нового исследования. В конце вечера откровенно заявляете, что их реагенты - полная чепуха и не обладают даже половиной обещанной производителем чувствительности к интересующему вас показателю. Все заканчивается мирно только потому, что ваша печень устойчивей остальных пристутствующих на сабантуе печенок к алкоголю, и в момент вашего демарша бодрствуете, собственно, из всей компании, только вы, а представители фирмы уже давно спят лицом в тарталетки.
15) Однажды ночью вы просыпаетесь с четким и жутким ощущением, что все, чем вы занимаетесь последние два года - полная, абсолютная, совершенная, бесповоротная фигня. К тому же, чтобы ее закончить,у вас не хватит денег, потому что реагенты стоят в два раза дороже, чем предполагалось изначально. Вы сидите до утра неподвижно, и, ослепленный своей тупостью, пялитесь в потолок.
16) Утром переворачиваете все с ног на голову, и все вдруг работает, и таблицы результатов приобретают некоторую стройность. Но ненадолго. Потом таблицы вообще исчезают из компа, потому что кто-то добрый почистил диск. Находите альтруиста и долго смотрите ему в глаза. Возвращаетесь назад и закачиваете забэкапленную версию таблиц назад. Выясняете, что последний бэкап проводился месяц назад, а значит тридцать последних дней - псу под хвост. Радуетесь, что не полгода.
17) Шеф начинает навязчиво интересоваться результатами.
18) Вы делаете постер, он же стендовый доклад. Стараетесь, чтобы картинок было побольше, а текста поменьше. Очень жалеете, что ваша работа не про павлинов, потому что буквально вчера нашли шикарное изображение павлина в сети, и им можно было занять половину постера. Поскольку постер в тубусе крайне неудобен для переноса, вы обязательно теряете его в пути. Причем неважно, как далеко вам приходится его транспортировать: по дороге в конференц-зал вашего научного центра или в другое полушарие, вы все равно потеряете свой постер, смиритесь с этим фактом, и постарайтесь не умереть от инфаркта, пока будете его искать. А то что вы его рано или поздно найдете, можно утверждать без всяких сомнений, потому что нет более бесполезной вещи, и никто на него не позарится.
19) Звучит страшное и отвратительное слово "статья". Вам она, собственно, даром не сдалась, потому что вы свое любопытство уже удовлетворили и на вопрос, терзавший вас, ответили, и даже несколько следствий из подтвержденной теории вывели. Но в научном мире неопубликованный ответ на вопрос, ответом на вопрос не является. Вы с тоской вспоминаете, что в доковском файле с названием «Статья» вот уже третий год болтается одна-единственная фраза. Но не помните, какая. И где вы уложили файл, вы тоже не помните. Вы смотрите на свои результаты и обреченно звоните статистикам вашего научного центра, чтобы они помогли вам посчитать корреляции, вероятности и пару других любопытных параметров. Статистики предлагают вам встать в очередь на месяц тому вперед, потому что у них таких, как вы, фантазеров без статистической подковы, вагон и маленькая тележка. И все хотят коррелляций. Вы до утра терзаете гугл по вопросам статистики, и все считаете сами. Утром пересчитываете и получаете совсем другие цифры. Озверев, врываететсь к статистикам без предупреждения, застаете их врасплох за распитием чая, требуете посчитать все здесь и сейчас. Если не удается ворваться и застать, тихонько просачиваетесь, кладете на стол коробку конфет, обильно поливая ее слезами. Вам все считают за десять минут и вне очереди. Если повезет, то даже объяснят, что к чему.В процессе обяснения, вы с изумлением понимаете, что кое-какие ваши ночные экзерсисы со значениями р, чувствительностью и позитивным прогностическим показателям были таки удачны. И даже цифры кое-где сходятся.
20) Вы рассылаете написанную статью соавторам. Судя по быстроте ответа, ваши соавторы обладают навыками сверхскоростного чтения, судя по однообразию ответов ("Замечаний нет. Удачи") они не отличаются оригинальностью мышления, хотя вы знаете, что это не так.
21) Вы отправляете статью в выбранный журнал с импакт-фактором и временно утрачиваете способность пользоваться клавиатурой, потому что держите пальцы крестиком, хотя в обычной жизни, вроде бы не суеверны. Ходить тоже тяжеловато, потому что вы держите пальцы крестиком и на ногах тоже. Через пару месяцев приходит ответ от ревьюеров. Пять страниц замечаний, предложений и просто возни вас лицом по стене. Великой китайской стене, судя по ощущениям. При этом становится понятно, что половины ваших гениальных мыслей ревьюеры не уловили, а вторая половина не показалась им гениальной. И в этом ваша вина. И вы перелопачиваете всю статью так, что от первоначального варианта не остается почти ничего, зато ревьюеры получают семь страниц с указаниями всех правок. Вы мстительно жмете на кнопку Отправить, думая, что если они и на этот раз посоветуют что-то изменить, вы сожжете последний номер их журнала в знак протеста на центральной площади Города. К вашему удивлению, вам не приходят замечания, а приходит верстка, и однажды утром вы встречаете свою статью в пабмеде. Прочитав, понимаете, что в вашей теории все-таки что-то есть. Чертовски много чего-то. Самоуважение восстанавливается, поцарапанное самолюбие заживает, вы поите коллег шампанским, они поят шампанским вас.
22) Пункты с 17 по 19 могут повторяться неограниченное количество раз, и не всегда этот процесс завершается шампанским.
23) В какой-то момент вы понимаете, что жутко устали от этой дурацкой, в общем-то, очевидной и простенькой теории, и что вам даже уже не хочется каждые пятнадцать минут забивать свою фамилию в пабмедный поиск, чтобы полюбоваться результатом. Вместо этого вам хочется в отпуск для "отдохнуть, привести нервы в порядок". И вас, кажется, тошнит даже от того факта, что ваша теория оказалась верной...
24) Но тут вам в голову вдруг приходит мысль... Очень необычная мысль... И она кажется вам гениальной и объясняющей устройство как минимум половины мира. Устройством второй половины, как вам кажется, вообще можно пренебречь. Да и не половина она - едва на четверть наскребется, было б о чем говорить.
25) Вы сидите неподвижно и, ослепленный своей гениальностью, пялитесь в потолок, предвкушая грядущую работу.
ryba_barrakuda: (MICA)
Пришел Солнечный Л., глазищи горят, в руках - компакт-диск с какой-то анализ-программой, из тех, что мы получаем с каждым набором реагентов.
- Л, если ты собираешься что-то устанавливать на мой компьютер, то сейчас не лучшее время: я правлю статью, и у меня еще десяток окон открыт. Давай ты часа через полтора придешь? Обещаю, ты не только открытых окон, но и меня тут не обнаружишь. - насупливаюсь я.
- Не давай. - откликается Солнечный Л., бесцеремонно отодвигая от меня стопку листов и взгромождаясь на стол, - Я иду задать тебе серьезный вопрос.
- Нет, не я.
- Что не ты? - Л. изумленно приподнимает бровь.
- А не важно. Но особенно не я забрала у тебя пять ПЦР-плат, которые ты мне с прошлого четверга был должен, и которые понадобились мне вчера.
- Точно! - Л. хлопает себя по лбу.- А я-то думаю, кто это не поленился выковырять все синие ПЦРки.
- Что же делать, если Габи в приступе гламурного безумия заказала ПЦР-платы исключительно розового цвета? Ты же знаешь, у меня даже позитивные контроли в розовой посуде хуже получаются, вот и пришлось старые синие вылавливать. Я же не могу приносить науку в жертву Габиному вкусу.
- А я могу? - ворчит Солнечный Л, и тут же, встрепенувшись, заявляет: - Но я не о том спросить пришел. Ты знаешь, что происходит с диском, который кладут в микроволновку? - Я на секунду задумываюсь, и вдруг испытываю приступ стыда: это же просто - задаться таким элементарным вопросом! Это же на поверхности! Тысячи дисков я видела за свою жизнь и десятки микроволновок, но почему-то простой и естественный вопрос, что будет если соединить то и другое, так и не пришел мне в голову... Правда, стыдно? :)
Приходится признать свою интеллектуальную убогость.
- По-моему, - говорит Л., - должно быть красиво.
Мы некоторое время ищем подставку для диска, чтобы было виднее, что с ним будет происходить, а Л. ворчит, что вечно в этой лаборатории нет самого необходимого, и наконец, проделывает дырку в какой-то картонной плоской коробке. Потом он созывает всех, и вскоре, затаив дыхание и подавшись вперед, небольшая толпа зачарованно смотрит в окошко микроволновки, где на поверхности медленно вращающегося вокруг своей оси диска бушуют роскошные карманные молнии удивительных оттенков.
- Красиво! - выдыхает Шарка.
- А я что говорил! - самодовольно восклицает Л.
- Н-да, - замечает Тони, - и что характерно: лаборатория большого медицинского центра. Серьезные, казалось бы люди с высшим образованием...
- Тони, имей совесть, не мешай нам познавать мир! - отзывается Доктор К.

P.S. Теперь, правда, от микроволновки ползет тонкий настойчивый запах жженной пластмассы, но все покидают лабораторию с чувством, что день прошел не зря. Хороших вам выходных :))
ryba_barrakuda: (MICA)
Друзья, не обижайтесь и не очень расстраивайтесь, но удержаться я совершенно не в силах, поэтому продолжу светскую беседу о геноме.


Первый рассказ по теме можно найти здесь


А второй обнаружится здесь

Сегодня же мы непринужденно поковыряемся в истории, потом обратимся к методам науки-генетики и смежных специальностей, попробуем разобраться в одном ученом скандале, а также поговорим о преступниках, сбежавших отцах и немного разоблачим птиц.

Итак, человек стал заниматься прикладной генетикой еще когда и писать-читать толком не придумал, тотчас же после перехода к земледелию и скотоводству. Он об этом, конечно, не догадывался, и наверное, не очень бы понял, если бы его далекий потомок, примчавшийся на машине времени, чтобы лично присутствовать при выведении, например, нового сорта зерна, похлопал бы его по плечу и сказал: "Молодчина! Кавайные гибридки первого поколения у тебя получились, не смотря что сам ты замызганный и в шкурах. Так держать, и вообще, постарайся, мой тебе совет, закрепить доминантные признаки в потомках!" Однако это не мешало нашему пращуру выбирать самые крупные огурцы-помидоры-пшеничные колосья и бережно хранить их с осени до весны, чтобы посеять и в следующем году собрать урожай поприличнее, повкуснее и побогаче.

Read more... )

Ну, а напоследок вернемся к обычной ДНК и вопросам отцовства. Поскольку человек любопытен и неделикатен по природе своей, то найдя способы установления родства он немедленно принялся изучать с этой точки зрения всех, кто подворачивался под руку, особенно тех предствителей животного мира, которые были известны своей моногамией. И что же? Птицы попались. Выяснилось, что даже у тех видов птиц, что с виду пристойны и моногамны, во многих гнездах птенцы были не от законного партнера. Так что сторонники моногамии получают еще один повод гордиться собой - они переплюнули по нравственным нормам даже птиц, а сторонники свободного образа жизни получают еще один сомнительный аргумент в свое оправдание :))
ryba_barrakuda: (lab-life)
Пришел Солнечный Л, почесал переносицу, сел на стол и сказал: "Слушай, ты стихи пишешь, не отпирайся." "Ну и?" - взъерошиваюсь я: не люблю, когда меня уличают в слабостях. "Очень нужно написать ревью о цитокинных полиморфизмах." - Л. иногда бывает раздражающе немногословен. Я ужасаюсь: "В стихах?!" "Да нет, просто надо, чтобы это было захватывающе, - печально говорит Л. - почему-то не все понимают, насколько интересны цитокиновые полиморфизмы. Тони сказал, уши оторвет всякому, над чьей статьей заснет. Так что давай я тебе таблички принесу, а ты по ним историю напишешь в духе Агаты Кристи. - и удаляется, горестно качая головой и бормоча под нос, - Попса, везде попса, куда катится наука..." Сижу в недоумении, жду таблиц.
Сегодня на минус первом этаже нашего богоспасаемого заведения пахло лимонными вафлями. На плюс втором - малиной. В лаборке пахнет пихтой. Куда смотрят микробиологи?!..
Реаниматологи обещали прийти, вместо них пришли хирурги.
Девочки нашли редкую аллель у донора костного мозга.
Пол-лаборки, включая меня, по разным причинам хромает.
Пришел доктор К. заявил, что для хорошей лекции важны две вещи: энтузиазм и указка, забрал две лазерные указки и ушел в неизвестном направлении...
Странный день, очень странный...
UPD: все, кто сумели до меня дотянуться, спросили, как там пишется статья о полиморфизмах, и никто не спросил, почему я хромаю.
еще UPD: мне светит оказаться научным руководителем. Кто-нибудь, пристрелите меня серебряной пулей.
ryba_barrakuda: (lab-life)
Как это водится, когда у меня на работе аврал, цейтнот и караул, вдруг просыпается во мне и начинает глодать мозг жажда рассказать что-нибудь совсем не относящееся ни к авралу, ни к цейтноту, ни даже к караулу. А тут еще и повод подвернулся - история с кувшином. Так что давайте я вам быстренько ее расскажу и вернусь к созданию пяти презентаций, чтобы со скромным достоинством принять героическую смерть, сражаясь с результатами собственных исследований.
Итак, есть у нас лаборантка Ива. Read more... )
ryba_barrakuda: (MICA)
Пока была в отъезде, коллеги подкорректировали табличку, висящую у дверей лабораторного отсека:

Косы изначально там не было :))
(Для не читающих на чешском: табличка гласит "Вход воспрещен")
ryba_barrakuda: (Default)
Не думала, признаться, что вернусь к рассказам и байкам о Докторе К. Но как говорится, не зарекайся, когда твой герой - счастливый обладатель мозга и шила. Так вот, устраивайтесь поудобнее, ибо я собираюсь поведать о партизанской войне Доктора К с микробиологами.
А началась эта война с того, что наши ближайшие соседи - микробиологи - повадились таскать у нас большие пятидесятимиллилитровые пластмассовые пробирки при полном попустительстве своего завотделением Доктора С, который, не смотря на аристократическое происхождение (серьезно, его прапрапра владели когда-то замком в центральной Чехии и от жен сбегали исключительно в крестовые походы), англофильство, корсарскую бородку и тонкую, чуть усталую улыбку, которая разит женщин наповал, деньги считать таки умеет. И еще лучше умеет их экономить за чужой счет. Хотя на самом деле, конечно, микробиологам было просто лень оформлять отдельный заказ на пробирки.
Доктор К очень быстро вычислил, куда исчезают ресурсы отделения иммуногенетики Read more... )
ryba_barrakuda: (MICA)
Друзья, должна признаться, что реакция, которую вызвали на просторах ЖЖ рассказы о моих коллегах и о научных буднях в нашем недокоролевстве, значительно превзошла мои ожидания :) Спасибо вам, лж-плюсу и твО2 :) Ну, и коль скоро все это интересно не только нескольким соратникам по науке, но и широкой общественности, выложу-ка я, пожалуй, тут еще одну штуку (точнее - крохотный отрывок из штуки), которая стала такой же неотъемлемой частью нашей иммуногенетической лаборатории, как и пипетки-клетки-микроскопы. И на этом тему лаборатории в моей жизни и в моем ЖЖ будем считать временно исчерпанной :)

Итак, вводная: согласно правилам безопасности и всеобщей стандартизации, к каждому, даже самому крошечному прибору в лаборатории, должен прилагаться техничский дневник. В дневнике каждая страница разбита на три графы: "Проблема", "Решение" и "Комментарий". То есть понятно, что, например, в случае возгорания прибора, метаться по лаборатории с криками "ПОЖАР!!!" недОлжно, а необходимо спокойно взять дневник и записать: "В Н часов Н минут наблюдалось неожиданное самовозгорание прибора Н" Потом, не теряя присутствия духа, дойти по коридору до противопожарного стенда, пинками прикатить оттуда гигантских размеров огнетушитель, потушить вверенный вам пожар, взять дневник и описать в главе "Решение" свою героическую борьбу с огнем. После чего в графе "Комментарии" каждый желающий может высказаться по поводу вашего героизма и оплакать затопленный из огнетушителя прибор, а техник, чинивший оставшийся от прибора металлолом - сказать свое веское слово на предмет "негодяи, доколе?!". И все бы ничего, но однажды в техническом дневнике возле робота-пипетора "Квикстеп" в разделе "Проблема" появилась следующая запись:


Не выспался. Сильно. Чувствую, что озвереваю.
Л.

Read more... )
ну и в том же духе еще страниц пятьдесят. Для квикстепа завели новый технический дневник, а эта тетрадь, исписанная десятком почерков, с иллюстрациями и схемами - потому что иногда там обсуждаются новые идеи, проекты, и как добраться до лучшей пивнушки в Городе, уже подходит к концу, и, кажется, будет заменена новой, ибо все в лабе уже привыкли, что "пойди-запиши-а-я-почитаю" стало универсальной формулой и ответом почти на все... :)
ryba_barrakuda: (Default)
Немногие знают, что бегает по одному из районов Праги веселый автобус. Точнее, про автобус-то знают, отчего же не знать, он ведь в расписании указан под сто девяносто третьим номером, но вот о том, что от станции метро Будейовицка до конечной своей остановки и в обратном направлении этот самый 193-й превращается в веселый, знает от силы сотня человек, плюс те редкие очумевшие пассажиры, которые однажды попадают в него случайно и больше стараются не попадать.
Маршрут этот заканчивается у грандиозного комплекса микробиологического института Академии Наук Чехии, а продолжается нашим институтом - экспериментальной и клинической медицины. В результате, до метро в нем едет куча-мала ученых-естественников, и почти каждая поездка превращается в трогательную смесь научной конференции и посиделок старинных знакомых. Не далее, как в пятницу мы с Доктором К. и Солнечным Л. ехали на сто девяносто тройке к метро. Выглядело это так.
Доктор К., вступив в автобус:
- Коллеги, добрый вечер, можете не вставать, я еще не настолько стар, чтобы уступать мне место. Я со скромным изяществом постою в уголке. Но напоминаю, у меня отличная память на лица.
(студенты - бакалавры и магистры - поднимаются с мест, а их в салоне человек шесть, и жестами приглашают нас сесть, докторанты и постдокторанты - их больше, чем студентов, потому что они все уже научились уходить с работы только после третьего пинка вахтера - улыбаются во весь рот).
Вредный голос из передней части салона:
- Самый старый тут я. И я уже с комфортом сижу, а ты мне до сих пор докторанта не вернул.
- И не верну, - невозмутимо отзывается Доктор К., взгромождаясь на сидение, как на трон, и приглашая нас с Л. последовать его примеру. - Он потерялся. Я его отправил в Голландию антителами заниматься, а он увлекся секвенированием микросателлитов, заметьте, даже не на шестой хромосоме. Вы воспитали предателя!
- Неправда! - возмущается вредный голос, - докторант Грушек просто очень увлекающийся человек, - однажды он у меня отпросился на три месяца в отпуск. Знаете зачем?
Автобус затаивает дыхание.
- Он увлекся квазарами! - торжествующе говорит голос из передней части салона, - и пока не перелопатил всю литературу о них, на векторы и трансфекты смотреть не мог - говорил, тошнит.
Насмешливый голос откуда-то из середины:
- Что, в его микроскопе случайно отразилось звезное небо, как в колодце?
- В ученом должно быть благородное безумие, - заявляет солнечный Л. - я, например, живописью увлекаюсь. Абстрактной.
- Я помню, - откликается скрипучий голос тоже откуда-то спереди. - Вы еще на гистологии таких уродов вместо клеток в тетради рисовали, что они мне снились по ночам, и только благородное сострадание к Вашим родителям помешало мне на экзамене поставить вам неуд.
- Профессор Прохазка! - радуется Л. - Я так давно вас не видел, как ваши дела?
- Скверно, - отзывается профессор Прохазка (строго говоря, Л. и сейчас его не видит - профессор совсем маленького роста, особенно когда сидит). - Нынешние студенты рисуют еще хуже Вас, а для того, чтобы выдавать свою бездарность за стиль им не хватает Вашего кругозора и Вашего нахальства.
- Зато у профессора статья новая вышла в Transplantation, - говорит счастливый девичий голос совсем рядом с нами.
- Новотная, не подлизывайтесь, - строго одергивает ее профессор Прохазка, - на завтрашней пересдаче это учтено не будет.
- Не трожь девочку, - это опять вредный голос спереди, - она у меня таких мышей с мукрвисцидозом вырастила - куда там этим слабакам из Геттингена. Если Грушек не вернется, и если ты ей завтра поставишь зачет, - я ее к себе возьму диплом писать.
(Раздается счастливый девичий вздох)
- Да бросьте вы о чепухе! - гудит бас из середины, - лучше вот что мне скажите: у меня больной, мы ему почку позавчера утром пересадили, антител нет и не было, иксэм чистый, ишемия минимальная - часа три, почему функция трансплантата отложенная?
Доктор К. прикрывает глаза:
Доктор Славик, у вашего больного на биопсии - клеточное отторжение, я только сегодня показывал студентам - хрестоматийный образец. Поправьте терапию и наберите мне, пожалуйста, пару пробирок крови, там у него очень любопытно популяции Т-лимфоцитов разделились.
- Спасибо. - басит нефролог, - А когда Бавария играет? Сегодня?
- Идите к черту со своим футболом, - напористый женский голос тотчас за нами, - Доктор К., почему до сих пор не сдан финансовый отчет за прошлый квартал? Почему Вы опять превысили расходы по грантам, и почему вас не бывает на рабочем месте, когда я пытаюсь до вас дозвониться?! Кстати, Доктор Славик, вас последние два пункта тоже касаются.
- Моя королева, - отзывается Доктор К., - разве Вас не предупреждали, что
любовь и наука не считают денег? А мое отсутствие - чистая случайность (ага, конечно, и это не Доктор К. сделал нам внушение, что тому, кто сдаст его пани Шульцовой - нашему главбуху, он лично отрежет все пуговицы на халате и рукава. Возможно даже с руками). - Поведение же Доктора Славика я считаю возмутительным. Хотите, вызову его на дуэль? В качестве оружия предлагаю пипетки.
- Кстати, о дуэлях. У меня вчера две крысы подрались, - печально говорит кто-то с задней площадки.
- Ну и что? - интересуется вредный голос спереди.
- Да ничего, только мы-то их выводили как крыс с пониженной агрессивностью.
- Не расстраивайся, - успокаивает другой печальный голос, - вот у меня контрольная группа кроликов сдохла. А все почему? Микробиологи думали, это свободные кролики и на них никто не работает, ну и накормили их. Из пробирки. - в голосе отчетливо слышны слезы.
- Это злобная инсинуация! - кричит кто-то одышливый, - Как представитель отделения микробиологии я отрицаю выдвинутое обвинение.
Голос главбуха:
- За кем числятся кролики, и как их будут списывать?
Чей-то обеспокоенный тенор:
- Да погодите вы списывать! Это не опасно для людей, то чем этих кроликов там накормили?
Происходит какое-то движение в двух частях салона - похоже, от того, кто говорил о кроликах и от микробиолога попытались отодвинуться соседи.
- Не опасно, - откликается ехидный голос, - микробиологам, слава богу, грант на изучение Эболы в прошлом году не дали, и они по-прежнему занимаются возбудителями кишечных инфекций у младенцев. Так что в крайнем случае весь институт пронесет. Как младенцев.
- Ну и что? Это тоже очень важная тема, - возмущается микробиолог. - Мы и до Эболы доберемся!
- Главное, чтобы Эбола не добралась до вас, - парирует ехидный голос.
- А знаете, я вот тут еду и думаю, - мечтательно говорит кто-то, если взять макрофаги и инкубировать их сначала с эпителиальными клетками, а потом на мембране. Потом быстренько супернатант в тризоле растворить, заморозить...
- Эй, уступите кто-нибудь место девушке с макрофагами, - басит Доктор Славик, - это ж у нее бред уже! Совсем загоняли человека! И в автобусе о работе думает.
- Никакой не бред! - возмущается профессор Прохазка.- Девушка, к сожалению не узнаю вас по голосу, вы ко мне зайдите завтра утром, обсудим подробности эксперимента, очень хорошая мысль! А Вы, коллега, если не заметили, то мы тут все немного того...гм...о работе бредим, пользуясь Вашей терминологией.
- Да ладно вам, - смотрите какая интересная статья о язвенном колите, - раздается еще один голос сквозь громкий шелест страниц.
Оставшиеся пять минут автобус, затаив дыхание, слушает выдержки из статьи, изредка прерывая докладчика меткими замечаниями по делу. Простые пассажиры боязливо жмутся к дверям, глаза у них медленно лезут на лоб.
ryba_barrakuda: (lab-life)
Друзья мои, прежде чем я продолжу бренчать на лире, повествуя о генетике, скажу-ка я вот что: за последние пару недель меня лавинообразно френдили очень разные люди, и было их много, и я им за это признательна. Но хочется честно предупредить вас, вновьпришедших, что пишу я относительно редко и не всегда по делу, что Доктор К. живой человек, а я - ни разу не биограф, и значит, в следующий раз расскажу о нем не скоро, что многие мои посты не несут и намека на юмор, а иные не несут даже намека на смысл, что взаимно я френжу редко и комментариев френдам пишу мало. Ergo, подумайте, прежде чем оставлять барракуду во френд-ленте.

А теперь, когда совесть моя чиста, как банный лист, продолжаем начатый здесь разговор. Сегодня нас ждет волнующее повествование о строении гена, хоррор о мутациях и прочих изменениях генома, ну и одно маленькое разоблачение, после которого вы окончательно убедитесь, что человек - ходячее недоразумение.

Read more... )


И не смотря на то, что все так грустно, у нас есть один повод для надежды и один повод для гордости. Повод для надежды состоит в том, что мы очень мало знаем о геноме, и велика вероятность, что какая-то часть генов считается сейчас бесполезной или молчащей только потому, что мы просто еще не научились разглядеть их функцию (впрочем, это не отменяет того факта, что генетических паразитов в генах у нас куда больше, чем собственного генетического материала). Повод же для гордости состоит в том, что человек все-таки научился использовать эти паразитические, эгоистичные штуки в своих целях. Запомните хорошенько три вышележащих абзаца, а я вам через пару постов расскажу, что к чему :)

UPD. Я весьма признательна ЖЖ-юзерам [livejournal.com profile] nature_wonder и [livejournal.com profile] inner_trip, по замечаниям которых в изначальный текст было внесено несколько существенных изменений. Надеюсь, что и впредь коллеги по цеху будут приглядывать за моим шаловливым пером и не дадут мне пропустить что-то важное и интересное или увлечься упрощениями в ущерб излагаемому материалу :)
ryba_barrakuda: (MICA)
Меж тем, френды мои, мне изрядно поднадоело общаться с людьми, которым фраза: "Отсеквенируй второй экзон и посмотри, нет ли там снипов, потому что ни эльфой ни ССП ты эту амбигвиту не раскусишь..." ясна как три копейки. А хочется удивленных взглядов и вообще делиться прекрасным, я ведь не только лабораторная крыса, но и слегка кот-баюн. Поэтому всем тем, кому любопытно, что там у них внутри и что стоит за ГЕНиальными мыслями и отлаженной работой желудочно-кишечного тракта, с этого самого поста я стану без лишних изысков рассказывать о геноме - информационной основе жизни на нашей благословенной планете. Разумеется, пристальнее всего предполагается присмотреться к геному человека, но поскольку этика и моральные соображения делают хомо сапиенса для самого себя крайне неудобным объектом исследований, не обойдены будут вниманием ни счастливица мушка-дрозофилла, ни мыши лабораторные обыкновенные, ни прочие организмы, честно страдающие для науки, о существовании которой они даже не подозревают.

Пробежавшись по базовым положениям собственно генетики и ее истории, предполагается взглянуть на генетическую подоплеку таких явлений, как жизнь, смерть, эмоции, память, половые различия, болезни, здоровье и многое другое. Если генетическая составляющая чего бы то ни было интересует вас особенно сильно, бросайте заявки под этим постом, я постараюсь разведать, покопалась ли уже наука в интересующей вас проблеме, топчется ли перед ней в нерешительности, или в упор ее не видит.

Пока же пойдемте ab initio - от определений, понятий и фактов, которые надо знать всякому уважающему себя ДНК-based организму.
Те из моих френдов, кто имеет непосредственное отношение к медицине или участвовал в олимпиаде по биологии за девятый класс, эту часть вполне могут пропустить.

Read more... )

Вот на этой оптимистической и всепримиряющей ноте я, пожалуй, закончу вводно-ознакомительный раздел. Остальные понятия, правила генетики и исключения из них будем осваивать по мере необходимости :)
ryba_barrakuda: (lab-life)
Доктор К. (Кафка с его депрессивной философией тут совершенно ни при чем, в этом вы сейчас убедитесь), так вот, Доктор К. – фигура в нашем богоспасаемом заведении легендарная. По целому ряду причин, первейшая из которых – полное несоответствие между образом, связанным в сознании всякого чеха с понятием Доктор, и собственно, Доктором К. Дело в том, что чехи – народ довольно консервативный, особенно в том, что касается амплуа и паттернов человеческого поведения. Так, всякий доктор должен быть серьезен, смотреть строго, ходить степенно, говорить неспешно. Быть серьезной девой или дамой в очках тоже можно, но уже немного подозрительно. Это плата за то уважение, которое немедленно появляется в голосе собеседника, когда он узнает, что вы – МУДр – так сокращается здесь еще со средневековья титул MD. И до тех пор, пока вы остаетесь со своим визави на Вы, вас будут называть не иначе, как пан Доктор (опционально - пани Докторка), равно как будут указывать титул в любом документе, даже не имеющем ни малейшего отношения к врачебной деятельности (ну, например, на водительских правах или в налоговой декларации или на пропуске в бассейн). Но дело не в этом, а в том, что Доктор К. – легенда.
Он худ, высок, растрепан, раздолбаист и гиперадекватен. Он терпеть не может большую часть человечества, а к остальной части относится снисходительно. Его обожают больные и медсестры, и глухо ненавидит руководство. На все это Доктору К. решительно плевать.
И поскольку было бы жаль не рассказать миру об этом человеке, здесь - много букв, сложенных в несколько историй о Докторе К., которые медленно, но верно превращаются в легенды...

Read more... )

Profile

ryba_barrakuda: (Default)
ryba_barrakuda

December 2015

S M T W T F S
  1234 5
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 29th, 2017 09:08 am
Powered by Dreamwidth Studios